Давно что-то зарисовок не было))

В комнате спали двое.
Абы как укрывшись белоснежным одеялом, грузный мужчина свернулся клубочком в постели и лениво посапывал.
Рядом сидела, опираясь на спинку кровати, полноватая девушка среднего роста, натянув толстую броню из ваты до середины накачанного живота.
Часы на прикроватной тумбочке возвестили о начале пятого часа ночи.
Схватив лежащие рядом с метрономом сигареты, девушка поднесла белёсый столбик к алым губам.
Сапнув последний раз особенно громко, ноздри мужчины расширились, улавливая признаки начинающегося пожара, и он тотчас же поднялся на колени.
– Дым… Опять куришь в кровати.
Тонкая струйка улетела в пространство.
– Привыкнул бы уже.
Он хмыкнул.
– Привыкнуть, когда ты месяцами пропадаешь…
Она осекла его единственным взглядом:
– Сам отказался, так что не ной теперь.
Покорно склонив голову на мгновение, мужчина тут же посмотрел в её глаза.
– А ты не думала о работе на втором этаже?
Девушка глубоко затянулась раз, другой и ответила:
– Нет. Моё место в поле. Да и твоё тоже.
Мужчина слегка склонил голову набок.
– Ты против, что я занимаюсь административными вопросами?
Девушка покачала головой.
– Нет. Но перекладывать бумажки – скука смертная.
Брови мужчины взлетели вверх:
– Ты это так себе представляешь? Прости, но работа на втором этаже гораздо больше и обширнее…
– Я могу сказать тебе то же самое про поля.
Мужчина ударил себя кулаком по коленке, словно сидел за столом:
– Да был я в поле! Вместе с тобой был!
Девушка чуть улыбнулась.
– Ага, помню. Десять лет назад…
– Восемь.
– Не суть. – Она затянулась в последний раз, и потушила сигарету. – Знаешь, в поле, в группе из шести человек – я чувствую себя нужной. Лидер, всегда знающий, что надо делать, готовый защитить и ободрить… а кем я стану на втором этаже? Одной из многих, не больше.
Мужчина коснулся шеи, провёл широкой ладонью по груди.
– Ты плохо понимаешь работу второго этажа. Вот, допустим деньги. У гильдии постоянно нет денег чтобы оплачивать…
Заливной смех прервал его тираду.
– Да ты там сундуки с золотом считаешь!
Мужчина поджал губы.
– У гильдии нет денег, чтобы оплачивать квесты. А про сундуки с золотом – это вообще выдумки авантюристов, годами не покидающих поля.
Девушка усмехнулась уже чуть тише.
– Ну, я обещала, что моё тело принадлежит тебе до шести утра целиком. И ушки к несчастью тоже. Так что продолжай свои сказки.
Мужчина развёл руки, растопырив пальцы.
– Да серьёзно тебе говорю! Никто не хранит золото в сундуках! Его хранят в ларях, у них защита от кражи плюс двадцать пять, тогда как у сундуков плюс двадцать!
Прикрыв рот ладошкой, девушка рассмеялась громче.
– Да? А что ж тогда лари не ставят в сундуки?
– Этот баг пофиксили в последнем аддоне. Ладно, вот представь. Приходят десять человек чтобы дать в гильдию квест. Они обязаны заплатить в казну сумму награды, но у пяти нет денег, а ещё пять согласны дать лишь половину награды, а вторую – только после того, как квест будет выполнен. И я не могу им отказать, ведь их слова справедливы! И как прикажешь выкручиваться, ведь я должен платить группам сейчас!
Девушка пожала плечами.
– Ну, гильдия продаёт энергию в сеть…
Мужчина склонил голову.
– Ага. Продаёт. Тридцать процентов, плюс-минус. И последние лет десять – всё время в минус. – Он вновь посмотрел ей в глаза. – А сколько групп сидят на первом этаже и пьют в долг каждый день? А шансы, что они этот долг погасят…
Девушка стукнула себя пальцами в ключицы:
– А мне ты это что говоришь? Моя группа месяцами из полей не вылезает!
Мужчина зажмурился.
– Ну почему из всех групп месяцами из полей не вылезает только твоя?!
Девушка достала новую сигарету. Мелькнула Искра Жизни, рождая ароматный дымок.
– Ну так бросай второй этаж, и иди с нами в поле.
Мужчина покусал губу.
– Ты знаешь, мне сейчас как раз надо проинспектировать внешние активы гильдии…
Девушка насупила брови.
– Это что ещё такое?
– О, ты не знала?! Ну вот, допустим, все группы за пределами городских стен считаются внешними активами гильдии.
Несколько секунд девушка хлопала губами, как выброшенная на берег рыба.
– Мило, а что ещё?
Взгляд мужчины скользнул к окну, где первые лучи солнца уже расцвечивали небеса.
– Допустим, плато Хелгор. Вся энергия, возникающая в этом месте, по двум каналам утекает в Гильдию. Любой монстр, появившийся там – питается частью этой энергии…
– И поэтому гильдия регулярно отправляет туда группы. – Закончила за него девушка. – И зачем инспекция плато?
– Не самого плато. Но в одном из каналов появился червь, который активно отжирает крупную долю… Словом, нужно придумать, как решить это проблему, пока проблема не решила нас.
Девушка помотала рукой, оставляя в воздухе следы сигаретного дыма.
– Подожди, но разве каналы не входят в обязанности Самады? Почему это поручили тебе?
– Да никто мне это не поручал, просто сейчас Самада занят.
Девушка сделала очередную затяжку.
– Так скажи этому ублюдку, что у него есть должностные обязанности, и что если он их не выполняет…
– Сказать-то можно, но это уже проблемы второго этажа. А раз ты отказываешься…
Глаза девушки округлились.
– Ша?! Тебе просто нужен проверенный человек на втором этаже? А на меня тебе, получается, плевать?!
Мужчина придвинулся вплотную к ней, так что кончики их носов почти касались.
– Час назад ты просила плевать сильнее…
Рука девушки совершила резкий выпад, но вместо кинжала хрупкие пальчики сжимали сигарету.
Тлеющий кончик уткнулся в мускулистую грудь.
Мужчина простонал, стискивая ладонями ватное одеяло, и выплюнул скупое:
– Кёте!
Девушка чуть улыбнулась.
– И где ж ты таким словам выучился? На втором этаже?
– Автолечение! – Мужчина провёл ладонью по лицу, стирая проступившие капли пота. – Ты никогда не умела готовить…
Улыбка на лице девушки стала на полтона ярче.
– Предпочитаю сырое мясо. – Она потянулась к третьей сигарете. – Так ты хочешь, чтобы я отправилась на плато Хелгор, или наехала на Самаду?
Мужчина покачал головой.
– Ни то, ни другое. Сейчас я хочу, чтобы ты просто была здесь.
Девушка на мгновение раскрыла ладонь, и вновь сжала пальчики.
– И всё? Ты больше ничего не хочешь? К чему тогда был весь этот разговор?
Мужчина уселся в кровати поудобнее.
– Я хочу, чтобы ты оставила поля. Пусть не на втором этаже… но тогда пусть просто сиди дома! Шерли, тебе двадцать шесть! Ты уже четырнадцать лет в полях, сколько можно! Дом, в котором ты родилась и выросла - давно продан, ты уже восемь лет живёшь в гостиничном номере!
Шерли пару раз хлопнула глазами.
– Эм, что? Мы сейчас в нём! – Её глаза порхнули по интерьеру. – И, кстати, а почему в моём номере твоих вещей больше, чем моих?
Мужчина криво усмехнулся.
– Ну, ты же всё равно тут почти не появляешься, а так номер не пропадает… да брось, зато я восемь лет не платил за комнату! – И, видя поднимающуюся сигарету, быстро добавил. – Шерли, мы ведь друзья и должны делить все тяготы…
– Я тебе напомню, что уже 5:42.
Мужчина прекратил улыбаться.
– Меняю ожог на время.
Шерли в ответ лишь поцокала.
– Ну, милый, мы не в поле. Тут так не получится. – Она чуть улыбнулась, отведя взгляд. – Я помню, мне едва исполнилось тринадцать, а ты подошёл ко мне, и предложил поучаствовать в штурме Наиры. Ты тогда сказал…
– …У меня есть два билета на тот свет.
Глаза Шерли округлились:
– Ты помнишь?!
– Я даже помню, что тебе тогда ещё не было тринадцати, но ты уже сверкала.
– А я помню, что всегда шла в поле с полной уверенностью в том, что если враг будет слишком силён, то я просто развернусь и убегу. А ты будешь сдерживать противника, сколько нужно, и никому не позволишь помчаться за мной.
Мужчина хмыкнул.
– Шерли, сколько можно? Мы не дети. Тебе двадцать шесть, и мне тридцать два. Пора бы уже подумать о завтрашнем дне.
Его собеседница нервно икнула.
– Прости, что?
– Я хочу детей.
Шерли зажмурилась, словно пытаясь отогнать докучливый мираж, и распахнула глаза.
– Мне что-то послышалось?
– Я сказал, я хочу детей. С тобой.
Вместо ответа девушка затянулась сигаретой так крепко, что пепельный кончик, обломившись, рухнул на одеяло.
Быстро сбив пепел, Шерли перевела взгляд на мужчину.
– Ты знаешь, я хожу в пати из шести человек. Это славные ребята, и они буквально молятся на меня. Для них я лидер, незаменимый помощник, превосходный Небесный Страж, полезный как в дальнем бою, так и в скилах усиления союзников. И знаешь, у каждого из этих пяти мужчин есть жёны и дети. Если они уйдут в поле без меня…
– Ну, группа, ушедшая в поле без Небесного Стража – самоубийцы. Даже я, танк, не рискну выйти в одиночку. А вот в компании Небесного Стража – самое оно.
Шерли, улыбнувшись, покивала.
– Да, я помню те полгода, когда мы ходили в поле только вдвоём. Золотая осень и хрустальная зима…
Мужчина положил широкую ладонь на покрытую одеялом коленку.
– Крут не тот, кто в поле, а тот – кто в доле.
– К чему ты клонишь?
– Нельзя вернуть прошлое. Можно только потерять будущее. А моего будущего без тебя нет.
Шерли шумно выдохнула воздух.
– Ну тогда, думаю, тебе остаётся только повеситься.
Мужчина, сладко улыбнувшись, отрицательно покачал головой:
– Один Сияющий Выдох – и всё кончится!
– Постой, сейчас? Но так мы оба сгорим!
– Да!
Пальчик Шерли уткнулся в подоконник.
– Милый друг, вон окно.
И вновь мужчина придвинулся к ней, касаясь своей кожей – её.
– В путь, так вместе.
Положив ладошку на мускулистое плечо, Шерли отодвинула груду мяса от себя.
– Послушай, не надо этого глупого мальчикового юмора. Будь серьёзней, что ли…
– Хорошо, скажу иначе. Я падаю, словно с сигареты стряхнутый пепел.
Шерли, вскинув указательный палец левой руки, потрясла им.
– Не поняла?
– Ты словно кубик льда на дне стакана с виски. Растворяешься и делаешь мою жизнь не такой горькой.
Словно таран, врезавшийся в крепостные ворота, секундная стрелка указала 6:00.
Шерли ласточкой выпорхнула из гнезда, собирая тряпочки костюма.
– Ну, герой-любовник, я растворилась. Ты тоже растворяйся. Ну, или падай, не хочу играть в эти шарады… О, кстати, чем там Самада так сильно занят?
Не заботясь об одежде, мужчина подошёл к ней.
– Ты стряхиваешь меня с сигареты свой жизни. Неужели мой цена – всего лишь одна затяжка?
Медленно, словно у неё был заложен нос, Шерли вздохнула.
– Вали в пепельницу, или что там сейчас у меня под ногами. Мы четырнадцать лет помогали друг другу балансировать на краю. Я не позволю твоим глупым мечтам затупить режущий нож. – Она поскребла переносицу. – Чем я могу помочь гильдии?
Мужчина схватил широкими ладонями узкие плечи.
– Мне! Ты можешь помочь мне!
Не делая попыток высвободиться, Шерли отвела взгляд.
– Моим огненным стрелам нужны мишени. И кто-то со второго этажа должен их поднимать. Если ты впадаешь в детство и мечты о сладкой жизни – я поищу себе другого…
Положив грубые пальцы на ажурный подбородок, он заставил её посмотреть в свои глаза.
– И кого же? Самаду?
– Этот ублюдок хотя бы не распускает сопли! Он мерзкий, гнилой и коварный, но он готов убирать грязь не спрашивая, сильно ли от него воняет! – Шерли порывисто сглотнула. – Нам хорошо под одним одеялом. Не рви его. Не лишай меня возможности возвращаться с полей в гостиничный номер, где твоих вещей больше, чем моих. Ты – сигарета, длиною в жизнь. Я хочу курить тебя вечно. Делать затяжку не чаще раза в полгода.
– А я хочу, чтобы ты растаяла до конца. Хочу выпить тебя всю, до последней капли…
Шерли положила крохотный палец на массивный подбородок.
– В городе полно здоровых дур, мечтающих о детях. Упади в любую, только не опьяней от воды. Понял, Джекки? Ты меня - понял?