Богиня благословляет этот прекрасный фанфик.

Что наша жизнь? Игра. Но дисконнект внезапен.

Суббота, 23:16.

Заканчивался четвёртый день ноября, шёл мелкий снег, усталые авантюристы пили в таверне, рассказывая друг другу о своих приключениях.
Сато Казума, невзрачный парень шестнадцати лет, возвращался домой, сутулясь и зевая. На небе ярко сияла низкая луна. Впрочем, Казума знал, что это не какая-то лунная иллюзия, а самое настоящее Суперлуние.
Проходя мимо конюшни, Сато вдруг остановился.
– Интересно, здесь и зимой ночуют бродяги без гроша?
Пожав плечами, парень зашёл в конюшню.
Внутри было тепло, пахло навозом и слежалой соломой, доносилось сопение спящих лошадей.
Лишь в одном из загонов на сене ночевали люди, и свет луны из расположенного под самым потолком окошка хорошо освещал их.
Четверо.
Посередине лежал Мицуруги Кёя, крепкий парень из авантюристов, меч которого Казума украл и продал на чёрном рынке артефактов. У стенки, обнявшись, спали две его спутницы.
Четвёртым участником сенного лежания был суккуб.
Создание из страны грёз, демон в обличие молодой девушки, прилетевший похитить жизненную силу мужчины. Само слово суккуб было мужского рода и обращения типа суккубиха или суккубка сами суккубы воспринимали как попытку нахамить. Что, однако же, не мешало им говорить о себе «я красивая» вместо «я красивый».
Казуму раздражали эти игры слов, но не настолько, чтобы ломать себе голову подобными вопросами. Он видел перед собой молодых девушек, и только.
Одета суккуб была откровенно: чулки и корсет. Впрочем, по меркам своего народа она ещё постыдно прикрыла наготу излишними тряпками.
Сидя совсем рядом со спавшим Мицуруги, суккуб лизала его ладошку, используя заклинание иссушающее касание. Этот скилл позволял отнимать манну у другого существа, что-то вроде вампиризма.
Приглядевшись, Казума узнал её.
Та самая суккуб, которая попалась в барьер Аквы.
В тот раз Сато спас её, рискуя репутацией.
Суккуб посмотрела на него.
– Господин? – Она поднялась и подошла к нему. – Господин, это вы? Я… так рада вас увидеть снова…
– Вернись к Кёе. – Улыбнувшись, Казума развернулся и пошёл к выходу, но его спину обжёг кипящий страстью шёпот:
– Господин! – Суккуб молитвенно сложила руки перед собой. – Господин, я уже напиталась силой этого клиента, а вас… вы хотите…
Казума посмотрел на неё.
– Что, увидеть сладкий сон? Лучше скажи, суккубы получают силу только иссушающим касанием?
Отведя взгляд, суккуб процедила сквозь зубы:
– Ваше семя… также наполнит меня жизненной силой.
Парень протянул ей свою руку.
– Можешь полизать.
Взгляд суккуба заблестел от слёз:
– Как собака?
– Да нет же! Я…
Красавица закрыла глаза, сделала глубокий вдох.
– Вы не спускали три дня, это вредно для здоровья, господин. – Суккуб коснулась парня, чуть сдавила. – Господин, у меня на сегодня нет другой работы…
Сато протестующе поднял руки:
– Эй! Погоди, как хоть тебя зовут?
– Придумайте мне имя, господин.
Казума отвёл взгляд. Царапнул по касательной Мицуруги, который перевернулся на другой бок, задержал внимание на его спутницах, и вновь посмотрел на суккуба.
– Меня зовут Казума. Без всяких «господин».
– Хорошо… господин Казума.
Сато открыл рот, чтобы накричать на дурочку, но та впилась губами в его губы.
Пару секунд спустя, когда Казума перестал дёргаться, суккуб отстранилась, и указала на спящего рядом Мицуруги.
Казума кивнул.
– Твоя правда, не стоит его будить. Только… это был мой первый…
– Я почувствовала. Продолжим?
Казума дёргано кивнул, и они вновь слились, сходя лавиной в солому стога.
Прошло две минуты, суккуб развязала куртку парня, облизнула его шею и грудь, прошлась язычком по дряблому животику.
– Господин, вам следует накачать пресс, это совсем не аппетитно.
Казума смог лишь простонать, но этот стон утонул в поцелуе.
Настала очередь пояса. Высвободив мужское естество, суккуб использовала иссушающее лизание раз, другой, третий.
Луна плыла по ночному небу, затмевая своим величием поле звёзд, и заливала светом город, конюшню, парочку.
Суккуб демонстрировала своё искусство, раз за разом прерываясь, чтобы заткнуть игнорирующему режим молчания девственнику рот.
– Потише, господин, мы не одни!
– Да. Мы на конюшне. Тут рядом дрыхнет Аква. Не стоит её будить…
Ещё этой осенью Казума и Аква ночевали в конюшне. Потом у них появился свой дом и Аква, скорее всего, сейчас там, но мозги плывущего в море грёз девственника не различали прошлое и будущее.
Суккуб прошептала:
– Господин, возьмите меня за попу.
И тут же положила ладошку на мужской рот.
Как раз вовремя.
Казума заорал от избытка эмоций, но были слышны лишь приглушенные стоны.
Другой рукой суккуб зажала рот себе.
Часы пробили полночь.
На ночном небе Королева Луна достигла зенита, и пошла к горизонту.
Суккуб лежала на груди парня, шепча слова любви на родном языке.
Казума спал. В загоне, рассчитанном на одну лошадь, сейчас находилось шесть жизней.

Отредактировано AscarD200 (2017-03-26 08:33:14)