litnyra

Литературная Ныра

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературная Ныра » Угол Фанфикшна » Коносуба (редактировано)


Коносуба (редактировано)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Богиня благословляет этот прекрасный фанфик.

Что наша жизнь? Игра. Но дисконнект внезапен.

Суббота, 23:16.

Заканчивался четвёртый день ноября, шёл мелкий снег, усталые авантюристы пили в таверне, рассказывая друг другу о своих приключениях.
Сато Казума, невзрачный парень шестнадцати лет, возвращался домой, сутулясь и зевая. На небе ярко сияла низкая луна. Впрочем, Казума знал, что это не какая-то лунная иллюзия, а самое настоящее Суперлуние.
Проходя мимо конюшни, Сато вдруг остановился.
– Интересно, здесь и зимой ночуют бродяги без гроша?
Пожав плечами, парень зашёл в конюшню.
Внутри было тепло, пахло навозом и слежалой соломой, доносилось сопение спящих лошадей.
Лишь в одном из загонов на сене ночевали люди, и свет луны из расположенного под самым потолком окошка хорошо освещал их.
Четверо.
Посередине лежал Мицуруги Кёя, крепкий парень из авантюристов, меч которого Казума украл и продал на чёрном рынке артефактов. У стенки, обнявшись, спали две его спутницы.
Четвёртым участником сенного лежания был суккуб.
Создание из страны грёз, демон в обличие молодой девушки, прилетевший похитить жизненную силу мужчины. Само слово суккуб было мужского рода и обращения типа суккубиха или суккубка сами суккубы воспринимали как попытку нахамить. Что, однако же, не мешало им говорить о себе «я красивая» вместо «я красивый».
Казуму раздражали эти игры слов, но не настолько, чтобы ломать себе голову подобными вопросами. Он видел перед собой молодых девушек, и только.
Одета суккуб была откровенно: чулки и корсет. Впрочем, по меркам своего народа она ещё постыдно прикрыла наготу излишними тряпками.
Сидя совсем рядом со спавшим Мицуруги, суккуб лизала его ладошку, используя заклинание иссушающее касание. Этот скилл позволял отнимать манну у другого существа, что-то вроде вампиризма.
Приглядевшись, Казума узнал её.
Та самая суккуб, которая попалась в барьер Аквы.
В тот раз Сато спас её, рискуя репутацией.
Суккуб посмотрела на него.
– Господин? – Она поднялась и подошла к нему. – Господин, это вы? Я… так рада вас увидеть снова…
– Вернись к Кёе. – Улыбнувшись, Казума развернулся и пошёл к выходу, но его спину обжёг кипящий страстью шёпот:
– Господин! – Суккуб молитвенно сложила руки перед собой. – Господин, я уже напиталась силой этого клиента, а вас… вы хотите…
Казума посмотрел на неё.
– Что, увидеть сладкий сон? Лучше скажи, суккубы получают силу только иссушающим касанием?
Отведя взгляд, суккуб процедила сквозь зубы:
– Ваше семя… также наполнит меня жизненной силой.
Парень протянул ей свою руку.
– Можешь полизать.
Взгляд суккуба заблестел от слёз:
– Как собака?
– Да нет же! Я…
Красавица закрыла глаза, сделала глубокий вдох.
– Вы не спускали три дня, это вредно для здоровья, господин. – Суккуб коснулась парня, чуть сдавила. – Господин, у меня на сегодня нет другой работы…
Сато протестующе поднял руки:
– Эй! Погоди, как хоть тебя зовут?
– Придумайте мне имя, господин.
Казума отвёл взгляд. Царапнул по касательной Мицуруги, который перевернулся на другой бок, задержал внимание на его спутницах, и вновь посмотрел на суккуба.
– Меня зовут Казума. Без всяких «господин».
– Хорошо… господин Казума.
Сато открыл рот, чтобы накричать на дурочку, но та впилась губами в его губы.
Пару секунд спустя, когда Казума перестал дёргаться, суккуб отстранилась, и указала на спящего рядом Мицуруги.
Казума кивнул.
– Твоя правда, не стоит его будить. Только… это был мой первый…
– Я почувствовала. Продолжим?
Казума дёргано кивнул, и они вновь слились, сходя лавиной в солому стога.
Прошло две минуты, суккуб развязала куртку парня, облизнула его шею и грудь, прошлась язычком по дряблому животику.
– Господин, вам следует накачать пресс, это совсем не аппетитно.
Казума смог лишь простонать, но этот стон утонул в поцелуе.
Настала очередь пояса. Высвободив мужское естество, суккуб использовала иссушающее лизание раз, другой, третий.
Луна плыла по ночному небу, затмевая своим величием поле звёзд, и заливала светом город, конюшню, парочку.
Суккуб демонстрировала своё искусство, раз за разом прерываясь, чтобы заткнуть игнорирующему режим молчания девственнику рот.
– Потише, господин, мы не одни!
– Да. Мы на конюшне. Тут рядом дрыхнет Аква. Не стоит её будить…
Ещё этой осенью Казума и Аква ночевали в конюшне. Потом у них появился свой дом и Аква, скорее всего, сейчас там, но мозги плывущего в море грёз девственника не различали прошлое и будущее.
Суккуб прошептала:
– Господин, возьмите меня за попу.
И тут же положила ладошку на мужской рот.
Как раз вовремя.
Казума заорал от избытка эмоций, но были слышны лишь приглушенные стоны.
Другой рукой суккуб зажала рот себе.
Часы пробили полночь.
На ночном небе Королева Луна достигла зенита, и пошла к горизонту.
Суккуб лежала на груди парня, шепча слова любви на родном языке.
Казума спал. В загоне, рассчитанном на одну лошадь, сейчас находилось шесть жизней.

Отредактировано AscarD200 (2017-03-26 08:33:14)

0

2

Выложу кусок из середины.

Суббота, 10:42

Истребление снежных духов шло полным ходом. У Мегумин был выходной, также Казума пригласил для этого квеста Юнъюн.
Из семи искателей приключений не уничтожала духов только Аква, которая сачком ловила ожившие снежные шарики, и запирала их в банки.
На горизонте засиял сход лавины, и все тут же бросили рутину: появился старый знакомый Сато, один из ОЯШей, ставший в этом мире Сёгуном Зимы.
Высеченная из громадного куска льда фигура высотой почти три метра, статуя сёгуна, как его изображали в школьных учебниках истории.
Казума крикнул, чтобы пати выстроилась в оговоренную формацию.
Мицуруги, которому Аква вернула клинок, встал в авангарде. Именно он должен был блокировать удары божественного оружия.
Сразу за ним расположился Говард, ближний тыл.
Только после – Аква.
Даркнесс и Сато встали по бокам от жрицы. В случае, если Сёгун изменит направление удара, они умрут, но выиграют Акве время на отступление.
Мегумин и Юнъюн расположились в арьергарде.
Сёгун остановился напротив Мицуруги.
– Ну, вот и достойный противник моему оружию, Аква-сама! Мы оба владельцы…
Сёгун атаковал, не дослушав вступительную речь до конца.
Мицуруги парировал первый удар, второй, третий.
Говард использовал огненный шторм, заставивший Сёгуна отступить, после чего Мицуруги перешёл в контратаку.
Завязалась классическая драка двух равных артефактов, но при этом у Мицуруги был саппорт от Аквы.
После десятого падения удары Сёгун стали медленнее, и на место выдохшегося Говарда встала Юнъюн.
Даркнесс обратилась к Казуме.
– Слушай, мы тут уже полчаса, может, я попробую атаковать?
– Держать строй!
– Но…
– Я сказал, держать строй!
Мицуруги рухнул на колени.
– Не могу больше…
Аква взревела:
– Моя манна! Её больше не осталось! Совсем!
Юнъюн молча растянулась на снегу, Говард рванулся агрить Сёгуна.
– Шлюхен штрассе… Стальной щит!
Золотые венцы Говарда и Мицуруги работали на полную, восстанавливая силы всего пати, но это было слишком медленно. И тогда Сато закричал:
– Мегумин!
– Работаю! О великий Мироздатель! Ты был допрежь этого тварного мира! Ты создал Стихию, и разделил её на Огонь и Воду! Твоим именем заклинаю – взрыв!
Сёгун ещё не закончил срастаться, но развернулся и попробовал бежать.
Слишком рано.
Мегумин прикинула скорость Сёгуна и поставила эпицентр взрыва там, куда Сёгун успеет добежать.
Над заснеженным полем бутоном золотой розы расцвёл ослепительный столб огненного взрыва.
Мегумин легла, использовав силу браслета для усиления взрыва.
– Даркнесс, подойди! Иссушающее касание! Проклятье, медленно…
Духи Зимы в огромном множестве прилетели на то место, где остался ударный кратер от созданного Мегумин взрыва.
Казума пару раз хлопнул глазами. Увиденная им картина всколыхнула в его душе некие воспоминания. Происходящее уже было…
– Аква, твои банки, давай их!
– А?
Схватив пустую банку, Казума подбежал к краю кратера.
– Кража!
Всего лишь пять духов влезло в банку, но остальные десятка три прекратили лететь к центру кратера. Аква засмеялась.
– Да! Великий Капустный Вор снова в деле!
– Кража! Кража! Кража!
Казума рухнул на колени. Сердце бешено колотилось, словно он только что пробежал стометровку.
– Кра… кхъя… – Закашляв, Сато оставил на снегу кровавые метки. – Кража!
Последний десяток духов вырвался из снежного кокона, а в следующую секунду перед ошеломлённой пати вновь предстал красивый и грозный Зимний Сёгун.
Казума встал на ноги.
– Вампиризм!
Манна из Зимнего Сёгуна рекой потекла в Казуму и, разделившись на шесть ручьёв, устремилась в однопартийцев.
Простояв отмеренные первым уровнем Вампиризма 10 секунд, Казума рухнул. Его сердце больше не билось.
Акве понадобилось 10 минут, чтобы отхилить и воскресить Сато, после чего она переключилась на разрубленную пополам Юнъюн.
Второй удар Мегумин вновь отправил Сёгуна в нокаут.
Казума стащил с себя плащ и кинул его на землю.
– Да почему! Он уже час не думает подыхать!
Юнъюн глотнула крепкого чаю прямо из термоса.
Рядом стоял на одном колене Мицуруги.
– Никогда не сталкивался со столь мощным врагом. Построение разбито, сил нет… совсем. Нас заметёт эта вьюга… Нет! – Мицуруги сплюнул кровью на землю, и попытался встать на ноги. – Я не позволю себе проиграть! Я не проиграю!
– Герр, вы можете использовать Вампиризм ещё раз?
– У него кулдаун один час! – Казума сгрёб ладошкой горсть февральского снега. Растёр по лицу. – Не может быть, чтобы его нельзя было победить! Как, как имея столько огня, мы проигрываем духу льда! Говард, Юнъюн, Мегумин! Почему он не тает!
Юнъюн закрыла термос.
– А почему он должен именно растаять?
Секунду Казума полировал взглядом милое личико алой мазоку, а после хлопнул себя по лбу.
– Точно! И чего это я, в самом деле! Это же обычный японский школьник!
Казума подбежал к Сёгуну.
– Блич закончился!
Подняв каменный взгляд к суровым небесам этого мира, Сёгун вспорол зимний лес отчаянным криком, упал на колени и воткнул меч в живот.
Казума повернулся к своим:
– Голову! Снесите ему голову!
Юнъюн поднялась на ноги.
– Огненный меч!
Полоска огня ювелирно сбрила макушку Сёгуна в районе шеи.
Казума обнажил свой клинок и вогнал отточенную сталь в созданную изо льда голову. Из глазницы потекла самая настоящая кровь.
– Вот так. Не вода хлынет из ран.
Массивное тело Сёгуна, качнувшись, завалилось на бок и, ударившись оземь, разрыдалось тысячей снежных слезинок.
Казума поднял меч над головой. Клинок был иссиня-алый от крови.
– Квест выполнен!

Отредактировано AscarD200 (2017-03-14 03:12:09)

0

3

Богиня благословляет это прекрасное застолье.

Частокол сосулек свисал с крыши трёхэтажного особняка.
««В этот прекрасный мир пришла весна»».
– Кап. Кап-кап. Кап-кап… – рыдали снежные духи реквием зиме.
««Но он не стал от этого добрее»».
В комнате, где из мебели имелись лишь дверь да плотные занавески, два человека дрались палками.
Впрочем, назвать это дракой вряд ли представлялось возможным; рослый, широкоплечий парень несколько минут лениво блокировал удары, которые наносила ему крохотная девочка, после чего сам перешёл в атаку.
Первую и единственную.
Стукнув торцом палки в лицо крохи, парень свернул миниатюрный носик набок, и покачал головой.
– Отвратительно. Ладно, тренировка окончена, пошли есть.
На кухне две девушки накрывали на стол. Одна была очень похожа на ту, которая упражнялась в бое на палках, такая же низкая и чернявая, но заметно полнее.
Больше всего их внешний вид роднили пепельно-красные глаза.
Вторая из возившихся на кухне девушек была заметно выше и обладала глазами небесно-голубого оттенка. Необычным в её облике того же цвета волосы.
Впрочем, в общий снежно-синий интерьер кухни она вписывалась идеально.
Солнечные лучи насыщали кухню, поили спальни, в одной из который у самого окна расположилась девушка, на целую голову выше синеволосой.
Свет мягко падал на мольберт из лиственницы, кисть бабочкой порхала по бумаге, на лике блондинки играла улыбка крадущегося к ягнёнку волка.
В спальню вошёл другой парень, почти такой же, как и первый. Примерно те же габариты тела, цвет волос, хотя у первого золотая грива была подстрижена совсем коротко, тогда как у второго локоны касались плеч.
– Доброе утро, Даркнесс! А где Говард?
Художница оторвала взгляд от своего шедевра.
– Тренирует Мегумин, а что?
– Хотел позвать вас к столу, думал, вы ещё спите…
На лице блондинки улыбка из декоративно-вежливой превратилась в плотоядную.
– Хотел увидеть акт совокупления?
Вошедший пожал плечами.
– Я рад, что вы пара, не стоит об этом кричать на каждом углу. – Он подошёл к мольберту. – А что ты рис… сраные небеса!
Изменившись лицом, парень выскочил из спальни. Ему в спину ударил хлёсткий как бич смех блондинки.
Между тем на кухне голубовласая закончила разливать по тарелкам суп.
– Как миленько получилось… правда, Юнъюн?
Красноглазая кивнула.
– Да, очень, госпожа Аква.
В этот момент в кухню вбежал блондин.
– Аква, ты умеешь стирать память? Прошу, сотри мне последние две минуты и скажи, чтобы я никогда больше не заглядывал в мазню Даркнесс!
Аква подошла к парню.
– Кёя, хватит! Ну, выражается человек…
Схватив тонюсенькие плечи, Кёя встряхнул девушку.
– Ты видела?! Нет, ты видела, что там за ужасы!
На кухню вошли те двое, что тренировались. Девочка зажимала всё ещё кровящий нос.
Аква тут же подбежала к ней.
– О, Мегумин, ты опять пропустила удар?
– Что за опять? – Блондин сложил руки на груди. – Она их всё время…
Одной рукой исцеляя носик, другой Аква указала на тарелки.
– Говард, я признаю важность тренировок, только давайте без конфликтов! Сейчас мы просто все сядем и поедим, ты понял?
Говард, не говоря ни слова, сел за стол. Кёя приземлил свой зад справа от него. За противоположную сторону уселись Аква, и через одно место от неё, Мегумин и Юнъюн.
На кухню вошла Даркнесс.
– О, все уже собрались? – Улыбка на её лице стала чуть шире. – Кёя, ты нашёл Говарда?
Кёя сглотнул и зажмурился.
Даркнесс села на свободное место между Аквой и Мегумин, таким образом оказываясь почти напротив Говарда, от чего тот зарычал:
– Я знаю, что вы подруги, хватит мне об этом напоминать на каждом шагу!
Даркнесс посмотрела на сидящую справа от нею Мегумин. Та нахмурила детский лобик.
– Опять поругались?
– Мы и не мирились.
На кухню вошёл ещё один парень.
Одет он был в строгий костюм, словно работал в кабинете. Длинные каштановые волосы были зачёсаны назад, и сплетены в тугой короткий хвост до плеч.
– О, все уже собрались! Рад вас видеть.
Все девушки улыбнулись ему, а Кёя нашёл в себе силы открыть глаза.
– Казума-сан, вы почтили нас своим присутствием?
Говард пихнул Кёю локтем в бок.
– Герр Казума, не слушайте этого нытика. Мы рады вас видеть.
Казума сел на свободное место слева от Говарда.
– Ну-с, предлагаю помолиться Небесам за то, что они позволили нам собраться под этой крышей в этот чудесный воскресный день 9 апреля!
После краткой молитвы приступили к еде.
Аква первой вытерла губы и прошептала.
– Ну, вот мы снова все вместе.
Говард прекратил нанизывать вилкой мелко нарезанную картошку.
– Да мы и в прошлое воскресенье собирались.
– Нет. – Казума остановил поднесённый к самому рту кусок хлеба. – В прошлое воскресенье я был за городом.
Юнъюн отодвинула тарелку.
– А я только шестого вернулась из деревни алых мазоку. Кстати, Казума, ты разобрался с тем каменным големом?
Парень кивнул.
– Да, я убил его.
Говард, повернув голову, протяжно выдохнул:
– Герр, он хотел просто танцевать и любить, а вы убили его!
– Чего? – Казума кашлянул в кулак. – Ты что несёшь? Кого каменный голем мог любить? А главное: чем?
Кёя позволил себе улыбку.
– Ну, он бы нашёл себе какую-нибудь гору, пустил корни…
Говард поддержал друга:
– А если бы эта гора была богата уранитом, то голем…
– Зашёл бы в людской город, – подхватил Кёя шутку. – И хлопнул в ладоши!
Говард посмотрел на Кёю.
– Я хотел пошутить про то, что урановому голему можно просто ходить среди презренных людишек, но… я первый раз вижу, как ты шутишь. Камрад, что стряслось в твоей жизни?
Кёя пожал плечами.
– Ну, не знаю… наверное, мою душу потрясла картина госпожи Даркнесс, которую я лицезрел буквально полчаса назад…
– У тебя хватило смелости посмотреть её мазню?
Кёя кивнул.
– Ну да. Кстати, как ты вообще можешь это разглядывать?
– Камрад, я сжигаю их, даже не глядя. Ну, то есть один раз глянул… больше не хочу.
Кёя молитвенно сложил руки.
– Пожалуйста, позволь мне сжечь эту!
Даркнесс за всё время разговора не проронила ни слова.
Мегумин положила вилку на пустую тарелку.
– Уф… Казума, как дела в магазине?
««Эти пять месяцев я работал в магазине Лизбет. Дела шли паршиво, но я выкинул кучу всякого хлама, который она называла товаром, вложил собственные деньги, и нашёл нормальных поставщиков»».
– Всё прекрасно, я уже отбил вложенное, и мог бы вчера получить прибыль.
Аква подалась вперёд.
– Но получил по морде!
Даркнесс прекратила улыбаться.
– Это от кого мой друг получил по морде?
Аква всплеснула руками.
– Не знаю, пришёл вчера вечером с намятым личиком, я не спрашивала, просто поправила ему мордашку, да он побежал к своим шлюхам.
Даркнесс выслушала объяснения Аквы, и посмотрела на Казуму.
– Так ты всё ещё ходишь к шлюхам? И кто тебя побил?
Покивав, Казума посмотрел на Мегумин:
– А сколько твоя лавка платит в месяц?
««Раз в месяц каждый магазин платит налог, за которым приходят рыцари»».
– Пятьдесят тысяч. Так-то мелочь, но фейерверки продаются совсем плохо, для нас даже эти деньги большие. А я слышала, твой магазин стал прибыльным местом?
– Ну да. Рыцари тоже это слышали.
– И что?
Прежде чем ответить, Казума непроизвольно коснулся щеки.
– Да всё в порядке. Просто… нам второй раз повышают арендную плату. Сперва было пятьдесят, потом сто, вчера вот потребовали пятьсот тысяч.
Говард усмехнулся.
– Ты что, отказался платить?
– Нет, всего лишь попробовал поторговаться…
Даркнесс подскочила.
– Я сейчас же пойду к отцу, и…
Говард поднял руку.
– Сядь! Вот так. Все торговцы платят налоги рыцарям, это нормально…
Но тут голос подала Мегумин:
– Пятьсот тысяч, это нормально?
– Послушай, Поехавшая, для твоих вспышечек пятьдесят много, а приличные лавки и по миллиону выплачивают! – Он сбавил тон. – Даркнесс, жаловаться имеет смысл, только если какой-то рыцарь отказался предоставить защиту торговцу, и всё.
Даркнесс вытерла чистые губы салфеткой.
– Ты и это хорошо знаешь?
– Ну да, после Академии каждый рыцарь обязан один год проходить сборщиком налогов. Потом он решает, пойти в данжи, или остаться сборщиком. Ты у нас из знатного рода, так что на всякие правила и условности можешь плевать…
Даркнесс хлопнула ладонями по столу:
– Я никогда не плевала на свои обязанности!
– Но сборщиком не проработала ни дня.
– Я сейчас е направлюсь работать сборщиком податей!
Это заявление прокомментировал Кёя.
– Ну, ты ведь понимаешь, что два твоих друга работают в магазинах, и тебя первым делом отправят собрать налог с одного из них?
Даркнесс покраснела.
– Это… так жестоко… я буду настаивать, но Казума мне откажет…
Юнъюн прыснула со смеху.
– А на следующий день к нему придёт отряд, и спросит с процентами.
Казума покивал, пережёвывая картошку.
– Кстати, да. Насчёт этой линии… Говард, ты встречаешься с Даркнесс уже шестой месяц, нет желания… ускорить события?
– Герр Казума, если вы что-то планируете, раскрывайте карты сразу.
Казума кивнул.
– Ну, если раскрывать всё, то у меня возникает следующий момент. – Он потянулся к внутреннему карману пиджака, но остановился. – Как я уже сказал, сегодня 9 апреля. Вот.
Казума схватился за стакан с водой, залпом выпил.
– Так. Да. Значит, я должен сказать. Знаки зодиака бьются по стихиям, три знака относятся к Земле, три к Воде, но я бы хотел поговорить об Огненных знаках. В первую очередь, это Лев. Ровный огонь. Потом идёт Стрелец. Тлеющие угли. И, наконец, самый пылающих из них - Овен. Большую часть времени Овен пребывает в углях, и почти не отличим от Стрельца, но иногда Овен полыхает так ярко, что любой Лев обзавидуется. И среди нас есть тот, кто идеально подходит под это описание.
Казума облизнул пересохшие губы, и продолжил.
– Сегодня 9 апреля. В этот день, четырнадцать лет назад в деревне алых мазоку родился человек, который мне бесконечно дорог.
Прервавшись, парень вытащил из внутреннего кармана коробочку.
– Мегумин, я поздравляю тебя с днём рождения.
Положив коробочку перед девушкой, Казума закусил губу.
Мегумин на протяжении всей его речи потела всё больше, а ближе к финалу затряслась. Едва Казума заткнулся, она стиснула кулаки и несколько секунд шумно дышала, словно в комнате выключили воздух.
– С… – выплюнула девушка звук. – Спасибо тебе…
Юнъюн ткнула её в бок.
– Открывай уже, всем интересно.
Схватив коробочку, Мегумин рванулась к дверям, едва не снеся Юнъюн. Шлёпнулась тушкой о дверной косяк и выпорхнула в коридор, забыв закрыть за собой дверь.
Говард проводил её взглядом.
– Надо было сделать контрольный признанием.
Кёя грустно усмехнулся: – Чтобы она подорвала этот особняк к чертям?
– Я и говорю, от Поехавшей С Катушек всего можно ждать.
– Го-сан, это унизительное прозвище!
– Камрад, забей. Тебя раньше и вовсе Золотым Мальчиком называли.
Тем временем Казума вытащил из кармана пачку сигарет. Аква метнулась серебристой молнией, подставляя пепельницу и коробок спичек.
Парень, чиркнув спичкой, сделал жадную затяжку.
– Я не думал, что это будет так… волнительно. – Струйка дыма улетела к потолку. – Кстати, Говард, ты всё ещё куришь?
– Бросаю.
– В третий раз? – Казума стряхнул пепел. – Аква, спасибо, право, не стоило…
Голубовласая пожала плечами.
– Подумаешь, хотела тебе угодить… Больше не буду!
– И не надо! – Казума взмахнул сигаретой. – Ты второй человек в нашей команде, потом только Говард! Потом Мегумин, после Кёя, за ним Юнъюн и… вроде, с нами седьмой работал?
Даркнесс ответила ему обворожительной улыбкой.
Кёя спросил:
– Да, по поводу моей клички…
– Что, ещё раз смахнёмся?
– Нет, что вы, Говард-сан, я только хотел сказать… – Кёя вдруг сладко улыбнулся. – Могу ли я апеллировать?
Понимающе покивав, Говард ответил:
– Протестую.
Казума стряхнул пепел.
– Отклоняется.
Аква всплеснула руками.
– А кому именно хотел апеллировать Кёя?
Казума сдвинул брови, но его голос прозвучал вполне миролюбиво:
– А ты как думаешь? Он твой парень, ты по рангу выше Говарда… смекаешь?
Аква хлопнула ладонями по столу.
– Опять варианты?!
««Аква успела возненавидеть слово «варианты». Месяца два назад мы играли в шахматы. Говард всухую разбил Акву, Мегумин предложила ему сразиться, но Меченый грубо отказал. Тогда я подошёл и предложил сыграть два на два. За доску сели Аква и Мегумин. Я подсказывал своей малышке, а Говард засыпал Акву указаниями, куда и зачем ходить. Под конец партии Аква уже рыдала.
– Так?
– Ну и к чему приведёт этот ход, какие ты видишь варианты?
– Достал! – Аква двинула фигуру, почти не глядя на доску.
Мегумин торжественно крикнула: – Ход был!
Я вытаращился:
– Но она походила офицером по вертикали!
– Ну, она же богиня! – С этими словами Мегумин сделала свой ход. –Шах, он же мат! Выкуси!
Говард секунду обозревал поле боя, и опрокинул стол со всем, что на нём стояло. Аква выскочила из комнаты, и Кёя всю ночь утешал бедняжку»».
Казума сделал короткую затяжку.
– Старайся приносить своей группе пользу…
Аква поднялась на ноги:
– Я умею быть полезной! Вот смотри: Божественное мытьё посуды!
Вся утварь на столе полыхнула белизной, словно её только что достали из шкафа.
– Ого! – Кёя выкатил глаза. – Хотя, я бы ещё поел.
– Я тоже не доела… – Вдруг решила поучаствовать в разговоре Даркнесс.
– Да в чём ещё проблема! Вон, половина кастрюли ещё, я сегодня ещё до восхода поднялась, чтобы всё наготовить!
Юнъюн подняла крышку кастрюли.
– Аж накипь отчистилась.
Казума глянул на пепельницу.
– Она блистает! Я потрясён, ведь сигарета ещё в моих руках!
Даркнесс покивала.
– А вот кто точно недоел, так это Мегумин.
– Проблемы Поехавшей меня не волнуют.
– Го-семпай, не надо так!
– Кёя, ты достал, заткнись.
Казума ткнул локтём в бок Говарда.
– Ты к ней слишком жесток! Посиди с ней немножко, попробуй просто понять…
Казума сделал паузу, куда тут же вклинился Кёя:
– …И хочет взрывать.
Дёрнув головой, Говард сглотнул.
– Кёя, ты меня сегодня поражаешь. Слушай, я даже не стану сжигать тот портрет, я его повешу в твоей спальне.
Насколько это позволял стул, Кёя шутливо отшатнулся:
– Боюсь, Аква этого не оценит.
Говард мечтательно прикрыл глаза.
– У лордов севера есть обычай. Они вешают в спальне портреты врагов, лицевой стороной к стене. Если лорду с утра нужно набраться ярости, ему хватает просто посмотреть на портрет…
Кёя вопросительно поднял бровь.
– Это как, если портрет висит лицевой стороной к стене?
Казума гоготнул.
– Ну, может, там по типу оконной рамы…
Говард хватанул ладонью о стол:
– Точно! А я всё думал, как они каждый раз разворачивали!
Казума покивал.
– Забавный обычай, возможно я когда-то так же буду делать. Но с портретом придётся повременить. – Он сделал краткую затяжку. – Говард, скажи, ты с Даркнесс уже полгода, вы так и останетесь просто близкими друзьями?
В коридоре показалась Мегумин.
Она прошла, низко опустив голову, на кухню и села на своё место.
– Я вела себя недостойно, прошу меня простить. Этого больше не повторится.
Казума кивнул.
– Хорошо. Говард?
– Камрад, в чём именно суть вопроса?
– Я спрашиваю, эта игра в авантюристов долго будет длиться? У тебя не возникает желания познакомиться с её родителями…
Даркнесс поднялась на ноги.
– Немедленно прекратите этот глупый разговор, мне только девятнадцать, я не спешу к алтарю.
– Видишь ли, – Казума затушил сигарету. – Я отказался от жизни с тобой только потому, что ты не была готова к серьёзным отношениям.
Парень кашлянул, и продолжил.
– Когда нас было только четверо, то можно было спокойно сравнить каждого с одной из стихий. Аква, безусловно, Вода. Мегумин – Огонь. Я был Землёй, а ты Воздухом. Безответственным Ветром. Мне, на самом деле, глубоко всё равно, останешься ты с Говардом или найдёшь себе новый листок, но я лично планирую отправиться в деревню алых мазоку, встретиться с отцом Мегумин и просить её руки.
Мегумин сделала новую попытку ретироваться, но цепкая рука Юнъюн её остановила.
– Да сиди ты спокойно! Казума, мне тоже нужно вернуться в деревню.
Парень округлил глаза.
– Ты же только шестого вернулась!
Юнъюн склонила голову.
– Я… я вернулась чтобы сказать, что один год жизни в Акселе для меня закончился, и теперь я возвращаюсь. Я ухожу из пати. Я больше не авантюрист.
Казума потёр ладони.
– Ну… значит, мы доедем до деревни вместе. Мы были в одной группе всего полгода, да и на квест всей толпой ходили лишь раз… но это было яркое приключение. Так, ладно. Аква. Ты долго будешь тянуть с Кёей?
Облокотив правую руку на спинку стула, Аква посмотрела на Казуму:
– А что с ним не так?
– Ну… ты всё кричала, что убедишь его вступить в культ Аксис. – Казума слегка растянул губы. – Или тебе достаточно, что он вступил в тебя?
Говард ударил ладонью по столу.
– Стоп! Камрад, вы нас переженить собрались в приказном порядке?
– Я устраиваю свою судьбу, попутно хочу заняться вашими.
– А мы можем принять участие в решении наших судеб?
Казума достал новую сигарету.
– К примеру, сейчас я решаю, ломануться всей толпой в деревню алых мазоку, или разбиться на пары.
Аква вскинула ладони:
– Нет! Мы поедем вместе! И вообще, какое тебе дело до моего культа?
Казума чиркнул спичкой.
– Насколько я узнал, культ Аксис имеет дурную славу. Мне интересно, что именно не так.
Кёя прицокнул.
– Там всё не так, Казума-сан.
Обойдя стол, Аква схватила своего парня за грудки.
– Что значит, не так! Если имеешь что-то против моих последователей, говори это мне! Да что вообще с тобой сегодня такое!
Кёя, прищурившись, улыбнулся.
– Две ночи назад я занимался любовью с суккубом.
Аква отшатнулась.
– А-а! Врёшь! Ты всё врёшь!
– Я пригласил её в нашу спальню.
– Нет! Я бы проснулась!
– Но ты дрыхла сладко. – Кёя слегка пригнулся, чтобы посмотреть на Казуму. – Как видите, Казума-сан, я вступил не только в Акву. Так что ж мне теперь, ещё и в культ Эрис вступать?
Аква отскочила ещё на шаг, врезавшись кормой в кухонный стол.
– Какая связь между суккубами и Эрис?
Кёя всплеснул рукой.
– О, они ей молятся. Аква, сядь уже, мы тут пытаемся стратегический вопрос решить. Казума-сан, так кто куда едет?
Казума стряхнул пепел.
– Большинство хиллеров этого мира - адепты культа Аксис. Но при этом, на квесты они практически не ходят, в пати не состоят. Отсюда вопрос: что сделать, чтобы культ Аксис прекратил быть бесполезен? Может, им просто поменять богиню, и начать молиться Эрис? – Парень слегка улыбнулся.
Аква упёрлась ладонями в стол.
– Да почему у вас какие-то претензии к моему культу?
Кёя бросил на неё один короткий взгляд, и посмотрел на Казуму.
– Насколько я понял, ты хочешь, чтобы я и Аква отправились разгребаться с проблемами Аксис, а сам с малышками поедешь в деревню Алых Мазоку? Но тогда тебе лучше взять с собой Говарда…
– Говарда в деревню поехавших? Чтобы он там одним видом всех пугал?
Говард ткнул Казуму в бок.
– У меня претензии к одной девочке, а не ко всему народу. К примеру, та же Юнъюн вполне адекватна.
Казума усмехнулся.
– Адекватней чем что? В любом случае, ни мне ни Акве ты не сможешь помочь, лучше за это время реши проблему с Даркнесс. – Парень сделал затяжку и, слегка отстранив сигарету от лица, покачал головой. – Я бы хотел, чтобы мы все вместе решили эти проблемы одну за другой. Но это не квест, здесь не нужно уничтожать монстров строгим строем. Это…
– Хорошо, герр Казума, это не квест. Тогда вопрос. Вы планируете и дальше клясть в любви к Поехавшей, и при этом продолжать трахать шлюх?
Всё то время, пока он говорил, Мегумин царапала взглядом его лицо, а после впилась взором в глаза Казумы.
Парень кивнул.
– Да. Я не стану касаться тела Мегумин до тех пор, покуда мы не будем обвенчаны по традициям её народа.
Мегумин вытерла щёку.
– Казума. А… твой ребёнок от той шлюхи?
Парень всплеснул руками.
– Я бы хотел сам воспитывать его, но… они были против. Словом, мы сошлись на том, что я буду время от времени его навещать.
Мегумин пару раз кивнула.
– Ты… страдаешь из-за этого?
– Уже не так сильно. Вот первое время… а сейчас кувшин уже большой.
Мегумин приподняла бровь.
– Кувшин?
Говард быстро проговорил:
– Герр Казума имеет в виду животик девушки. Всё-так, уже много месяцев прошло.
Казума кивнул.
– Шесть, если быть точным.
Мегумин поднялась на ноги.
– И ты готов уехать сейчас, когда…
Казума сделал затяжку.
– Попытайся понять. Любовь и ответственность не всегда решают. Я готов принять на себя долг, но не тогда, когда моя девочка против этого. Я хочу. Она не хочет. Поэтому я и чувствую необходимость покинуть город… навсегда. Мне больно здесь оставаться. 
Говард хлопнул ладонью по столу.
– Кёя такой же придурок, как и Аква, отпускать их одних на столь важное дело я не могу! Герр Казума, мы должны двинуться в Аксис все, а ваши глупые желанья подождут! Вы вообще собираетесь выиграть?
Казума сделал затяжку.
– Желанья? Что такое желания?
– Желанье на долге - рябь на воде.
– Скажи мне, камрад, что находится над стенами долга?
Пожав плечами, Говард потряс ладонью.
– И что же?
– Потолок закона.

0


Вы здесь » Литературная Ныра » Угол Фанфикшна » Коносуба (редактировано)