litnyra

Литературная Ныра

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературная Ныра » Диван Прозы » Законченные работы


Законченные работы

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

AscarD200, если вы этим довольны, так и хорошо.  :surprise:

0

32

AscarD200

На мой взгляд, либо они оба объективизированы, либо только он!


сейчас подам свое впечатление более развернуто:
1)основные характеристики Лоунса: он в повествовании не только главный герой, но и носитель большого набора положительных качеств и качеств, которыми приятно обладать. он молод, но не юн, при этом образован, опытен, силен, если не сказать физически мощен, предан своему делу и своему руководству, знает, чего хочет и как следует поступать, реагирует на смену ситуаций быстро, информированность высокая. таким образом выглядит он довольно неуязвимым во всех аспектах, кроме - традиционно - аспекта отношения к женщине. здесь он, с одной стороны, демонстрирует более спокойный, взвешенный подход, с другой - почему-то тронут ею и проникся желанием с ней возиться. очевидно, девушка ему понравилась и он весь такой большой-сильный-благородный, все берет в свои руки и т.д.
вы можете отнестись к моим словам как угодно, но с таким набором качеств советского разведчика герою не хватает недостатка. хотя бы одного, хотя бы самого маленького.
иначе он выглядит просто как мужчина-мечта.
отсюда и мой вывод, что герой романтизирован, идеализирован.

2)Теперь рассмотрим девушку.
Она юна - не ровесница Лоунсу, а заведомо неопытнее, противоречива, коварна, непредсказуема - но не для главного героя, уж он-то сможет справиться с ее хитростями, достаточно привлекательна, чтобы он ее хотел, - мы получаем набор будущей( еще пока не созревшей, но) роковой женщины.
при этом с первого же разговора героиня у вас пытается манипулировать героем с помощью сексуального подтекста и прямого текста тоже. то, что она пытается сделать, как ей выгодно, не отменяет того, что герой ее привлекает - и именно поэтому, проникнувшись к нему сентиментальными чувствами, она упорно стремится быть рядом и не жертвовать им.

герой обязательно сразу нравится героине, героиня обязательно сексуально привлекательна для героя, интересы героя вращаются вокруг дела, интересы героини - вокруг героя. эти характеристики превращают героиню в приложение к герою. это сексуальная объективация.
но это популярный и востребованный мотив практически везде. он нравится читателям обоих полов и разных возрастов, поэтому я и говорила, что менять тут что-то нет никакого смысла.

+2

33

Во-первых, и в главных. Спасибо.

Талестра написал(а):

почему-то тронут ею и проникся желанием с ней возиться.

Вам примерами из текста показать, что это не так?
1. Он принял её за Вестарна.
Глаза Лори превратились в щёлочки бойниц:
– Так ты всё это время сластил слова, потому что принял меня за одну из этих?!

2. Многократные попытки бросить её.
В повисшей тишине прозвучал хлёсткий, как удар хлыста, звук пощёчины.
Не говоря больше ни слова, инспектор развернулся и вышел из купе.

А дальше она за ним бежала. Так тронутые желанием возиться - себя не ведут.

Талестра написал(а):

герою не хватает недостатка.

Мне стоило расписать его тёмную сторону? Допустим, по сюжету на нём два штрафа из-за пьянок, такое пойдёт? Или в советском разведчике пьянка это тоже подвиг?

Талестра написал(а):

уж он-то сможет справиться с ее хитростями, д

Прыжок в финале - это он справился? с хитростью? То есть, он даже на словах отказался предавать своих, показал себя как дипломат полным нулём, фактически сбежал от проблемы... вы это называете справился?

Талестра написал(а):

привлекательна, чтобы он ее хотел,

В постель он её потащил только после того как понял, что она за человек и что так можно спокойно подмешать снотворное в вино. И даже тут облажался - знал о её силе, но крепко связать не смог.

Талестра написал(а):

ей выгодно, не отменяет того, что герой ее привлекает - и именно поэтому, проникнувшись к нему сентиментальными чувствами, она упорно стремится быть рядом и не жертвовать им.

Ей выгодно не жертвовать им. Если бы я прописывал Лори от первого лица, то указал бы, что она до последней секунды была уверена, что он блефует.
Хотя... да. Тут вы правы. Я должен был написать, что она рванулась к окну, но схватить не успела. Башка после снотворного кружилась и рефлексы подвели.
Вот-с. Дельный совет, отдельное спасибо. Теперь я однозначно знаю, что нужно исправить.
Просто мне показалось, что пренебрежительное "Слабак" полностью раскрывает её чувства к нему.

Талестра написал(а):

мотив практически везде. он нравится читателям обоих полов и разных возрастов, поэтому я и говорила, что менять тут что-то нет никакого смысла.

Эм... да? Ну, значит я провалился полностью.

0

34

AscarD200,

AscarD200 написал(а):

Вам примерами из текста показать, что это не так?
1. Он принял её за Вестарна.
Глаза Лори превратились в щёлочки бойниц:
– Так ты всё это время сластил слова, потому что принял меня за одну из этих?!

AscarD200 написал(а):

2. Многократные попытки бросить её.
В повисшей тишине прозвучал хлёсткий, как удар хлыста, звук пощёчины.
Не говоря больше ни слова, инспектор развернулся и вышел из купе.

А дальше она за ним бежала. Так тронутые желанием возиться - себя не ведут.


и тут вы сталкиваетесь с одной из частых авторских проблем: то, что в глазах автора, придумавшего и написавшего, совершенно очевидно, - вовсе не обязательно очевидно для читателя. видите, я иначе интерпретировала мотивацию Лоунса, значит, она не настолько очевидна мне как вам.
стоит подумать над акцентами?
почему вы привели этот пример в качестве опровержения? ведь вы приводите мне вывод Лори о мотивах Лоунса, то есть ее субъективное мнение. откуда мне знать, что именно оно совпадает с авторским видением картины происходящего? то есть, откуда мне знать, что именно она не ошибается?

AscarD200 написал(а):

Мне стоило расписать его тёмную сторону? Допустим, по сюжету на нём два штрафа из-за пьянок, такое пойдёт? Или в советском разведчике пьянка это тоже подвиг?

расписать - это для романа с продолжением. обозначить. если он у вас выпивает и это мешает ему работать, то пусть хотя бы с жалостью на бары-трактиры смотрит.
пьянка - это не недостаток. недостаток - это либо самодовольство, которое заставляет во время пьянки делать непотребства, либо недостаток силы воли, чтобы справиться с пьянкой, чувствуете разницу? пьянка - это действие.
под темной стороной авторы обычно имеют в виду сорри за перечень смертных грехов гнев, алчность, тщеславие или даже склонность к унынию. а пьянка - это не темная сторона.

AscarD200 написал(а):

Прыжок в финале - это он справился? с хитростью? То есть, он даже на словах отказался предавать своих, показал себя как дипломат полным нулём, фактически сбежал от проблемы... вы это называете справился?

он все повествование раскусывал ее интриги и показывался, как тертый калач, и даже в финале раскусил. это - справился с хитростью.
вышел из окна - это не справился с ситуацией.
ага, вот мы наскребли один недостаток - негибкость. дипломатом он оказался нулевым.
а зачем вы его заставили сбежать от проблемы? это была ваша изначальная задача - показать, что он именно так будет поступать?

AscarD200 написал(а):

Талестра написал(а):

    мотив практически везде. он нравится читателям обоих полов и разных возрастов, поэтому я и говорила, что менять тут что-то нет никакого смысла.

Эм... да? Ну, значит я провалился полностью.


не поняла. вы хотели создать что-то, что никому не нравится?

0

35

Талестра написал(а):

и тут вы сталкиваетесь с одной из частых авторских проблем: то, что в глазах автора, придумавшего и написавшего, совершенно очевидно, - вовсе не обязательно очевидно для читателя.

Для того и публиковал))

Талестра написал(а):

стоит подумать над акцентами?

Для меня акценты - это что-то вроде желания автора указать читателю - как он должен думать. Я стараюсь показывать только события, а не оценки персонажей.
Не "Он обрадовался" а "Он отвернулся, и только после этого позволил себе улыбку".
Кстати, подумалось - а до каких пор стоит держать работу "при себе" ? Когда наступает момент отпустить, и пусть каждый из читателей воспринимает, как ему хочется.
Могу ли я вообще написать так, чтобы всем читателям было одинаково понятно?
Тем более, что в данной работе изначально закладывали две прямо противоположные точки зрения, которые выясняли отношения между собой путём взаимодействия двух персонажей.
По идее, читатель сам решает, какую точку ему разделить, какую - отринуть.

Талестра написал(а):

пьянка - это не недостаток. недостаток - это либо самодовольство,

Вот тут согласен. Думается мне, разговор о недостатках будет большой и обстоятельный, но уже в следующей серии.

Талестра написал(а):

и показывался, как тертый калач,

Очень рад, что так воспринимается, это закладывалось и подчёркивалось всеми известными мне приёмами. Местами мне даже казалось, что я перегибаю.

Талестра написал(а):

а зачем вы его заставили сбежать от проблемы?

Наверное будет чуть сложно, но постараюсь объяснить. Я поставил двух человек на исходные позиции, и посмотрел, как они себя ведут.У меня в голове... своего рода мультик. Я вижу, как развивается событие в данной сцене с известными исходными. Словом, поступок Лоунса для меня самого был внезапен. Но: другого варианта получившийся персонаж для себя в данной ситуации не видел. Он прыгнул с полной уверенностью в том, что поступает абсолютно правильно. Он в эту секунду - был счастлив.
Вот эмоции Лори в этот момент я назвать одним словом не могу. Смесь из разочарования, пренебрежения, страха за провал, страха перед наказанием, злость на себя. В первой версии она говорит не "Слабак." а "Ушёл...". Я могу поиграться в рамках её фразы, это как переводить с английского на русский, но за пределами - я бессилен.

Талестра написал(а):

не поняла. вы хотели создать что-то, что никому не нравится?

Талестра написал(а):

герой обязательно сразу нравится героине, героиня обязательно сексуально привлекательна для героя, интересы героя вращаются вокруг дела, интересы героини - вокруг героя. эти характеристики превращают героиню в приложение к герою. это сексуальная объективация.
но это популярный и востребованный мотив


Ещё раз. Лори имеет задачу сорвать расследование. Она решает соблазнить инспектора, влюбить его в себя. И ради это все сцены у фонтана. Она играет, переигрывает, рыдать научилась, чувствовать, когда это надо делать - ещё нет. Стесняется того, что с ним придётся делать это, и просит убрать внешнее наблюдение.
Ни о какой "нравиться" не было и речи.
И тут мы возвращаемся к акцентам.
Так, я принял решение. Поскольку все места мной в тексте прописаны, что он для неё просто задание, то я ничего не стану менять. Кто захочет, прочтёт как роман о любви. Кто захочет - увидит картонную игру героини.
Подведём итог. Вы указали мне на то, что реакцию Лори на финальный поступок следует расписать подробнее. В остальном работа раскрывает заложенные в неё идеи.
Талестра,  Спасибо.

0

36

AscarD200 написал(а):

Лори имеет задачу сорвать расследование. Она решает соблазнить инспектора, влюбить его в себя.

*ради разума хоть кого-то надеется, что пославшие её хотя бы рассчитали, что инспектор падок на малолеток*

0

37

Солнышко,
Расчёт был, что грудастая блондинка в красном платье привлечет подозрения, а вот шкет в синем - никаких.

0

38

AscarD200, если расчёт был только на это, им несказанно повезло, что юная и неизвестно как проинструктированная девица выбрала верный подход.

0

39

Солнышко,
А с чего вы взяли, что подход был верен?

0

40

AscarD200, с того, что её не послали подальше в первые же три минуты знакомства, таскали с собой и хентаили) И даже из окна из-за неё вышли. Несмотря на десяток лет жизненного опыта разницы.

0

41

Солнышко написал(а):

AscarD200, с того, что её не послали подальше в первые же три минуты знакомства,

Её посылали неоднократно.

Солнышко написал(а):

из окна из-за неё вышли.

Вы текст читали, или только комментарии?

0

42

AscarD200 написал(а):

Её посылали неоднократно.

Но не послали сразу, хотя, казалось бы, почему нет. Изначальное сближение дистанции прошло на ура.

AscarD200 написал(а):

Вы текст читали, или только комментарии?

Я старательно его разглядывала. Но, как и говорила ранее, воспринимается так себе. Всех нюансов и тонкостей, которые Вы так старательно вкладывали, не улавливаю. Считайте меня негодным читателем и не обращайте внимания, а я воздержусь от комментариев, окей? ^^

0

43

Солнышко написал(а):

Но не послали сразу, хотя, казалось бы, почему нет.

Цитатните момент, когда это сразу должно наступить.

0

44

Оно не то чтобы должно. Просто не каждый человек кадрит любую первую встречную девицу, делится с ней подробностями своей работы, приглашает помочь и вообще совмещает дела и баб. Девице необходимо было это учитывать. Я не представляю, что она учитывала, но надеюсь, разные сценарии событий. Собственно, я даже не уверена, знакомы они в начале повествования или нет, что с меня взять)

0

45

Солнышко,
Если бы хоть одно из ваших если было подтверждено примерами из текста - тогда да. А так... просто "если".

0

46

AscarD200, моя мысль как раз заключается в том, что текст написан так, будто изображённое в нём - единственный возможный путь развития событий, и персонажи ничуть не сомневаются, что их слова и действия вполне уместны и не помешают их же целям. И о чудо! - коммуникация между ними успешно продолжается. Меня это несколько удивляет, но, может быть, у них там просто так принято общаться. Может, и в риаллайфе прокатит, надо попробовать) Я ведь не пишу "это фу и неправильно, немедленно исправляйте", в чём проблема?
А единственное "если", которое я тут упомянула, вообще даже не условие, раз уж на то пошло)

0

47

Солнышко написал(а):

Может, и в риаллайфе прокатит, надо попробовать)

Не надо мотать на ус то, что вам стараются повесить на уши (с).

0

48

Кто-нибудь бывает на форуме В вихре времён?
Разместил на нём стеклопад.
Сейчас захожу посмотреть отзывы - моего аккаунта нет вообще, он стёрт вместе со всеми моими комментариями на форуме, так ещё по заходу на форум моя система защиты оповещает о траяне!

0

49

Луна заглядывала через крохотное окошко в тюремную камеру.
Темница была маленькая, три на четыре шага, лежак без постели, в углу ведро.
На полу, напрягая заплывшие жиром мышцы, отжимался крупный мужчина лет за сорок, его волосы уже тронула седина.
Дубинка прошлась по прутьям решётки, высекая звуки, подобные лаю собаки.  К камере подошли два офицера.
Это были рослые крепкие парни, одетые в форму агатово-черного цвета с серебристыми знаками различия на груди. Одному едва минуло двадцать другому в районе тридцати.
Мужчина встал на ноги, подхватил валяющуюся на лежаке рубашку.
Сержант открыл дверь и отстранился, пропуская мужчину.
Заключённый кинул короткий как выстрел взгляд на лицо сержанта, и посмотрел на стоящего рядом лейтенанта.
– Начальник…
Лейтенант покачала головой, словно пытался скинуть туго сидящую фуражку.
– Лесли, опять ты!
Словно постарев лет на десять, мужчина склонил голову.
– Я уже не мальчик, от вас бегать.
Лейтенант сплюнул на пол.
– Свободен, проваливай.
Лесли, приподнимая брови и плечи одновременно, выдохнул:
– Даже бить не будете?
– Иди уже!
Не говоря больше ни слова, мужчина потопал к выходу, закинув рубаху за спину.
Лейтенант повернулся к сержанту.
– Чаки, что по Северному?
Но взгляд сержанта буравил спину отпущенного арестанта.
– Сэр, почему… он вам платит?
Лейтенант, придвинувшись к подчинённому так близко, что их орлиные носы едва не касались друг друга, прошептал:
– Что?
– Простите, сэр… – сержант съёжился под этим взглядом. – Но ведь этого человека взяли на рынке с поличным…
– И что?
Сержант сглотнул.
– Простите, сэр, я бы хотел понять причину вашего поступка.
Лейтенант похлопал сержанта по щеке.
– Чаки, ты ещё так молод, и совсем не знаешь этой жизни. – Лейтенант, говоря, на каждом выдохе брызгал капельками слюны в лицо сержанта. – Этот человек работает на рынке и щиплет простаков. Он не станет тащить кошёлку у бабки, но подрежет крайс у богатенького мальчишки, которому в худшем случае дома достанется ремня от папы.
– Но ведь наша работа: ловить щипачей!
– Да! А его работа – ставить зарвавшуюся молодёжь на место.
Сержант улыбнулся словно прорезавший горизонт луч солнца.
– А, это, волк и зайцы?
Лейтенант бросил короткий взгляд вдоль коридора, где давно уже не было Лесли, и ответил.
– Он заяц, который щиплет траву. Это, кстати, чтоб ты знал – почему таких людей называют щипачами. А волки здесь мы. Поймали - хорошо. Нет – траве плохо.

0

50

AscarD200 написал(а):

Кто-нибудь бывает на форуме В вихре времён?
Разместил на нём стеклопад.

неа, судя по твоему посту и не стоит)

0

51

В вихре времён - это ресурс (насколько я знаю) для поклонников истории, в основном - российской. Там сидят суровые мужики постбальзаковского возраста. Ещё там удаляют тех, кого считают троллями.
Возможно, по какой-то причине они решили, что вы - тролль

0

52

Тедди-Ло,
Жаль, а по моему посту судить вообще не надо)) Меня в этом году прям на всех форумах банят, я даже отсюда жду))
Наверное, Марс в Овне))
А на форум ВВВ сходите, он хороший)) Это я плохой, во!

0

53

AscarD200 написал(а):

я даже отсюда жду))

Емнип, за год на этом форуме пока никого не забанили  :flirt:

0

54

Тедди-Ло,
Не недооценивай меня!

0

55

Орда

Вторник, 23:41.

Было жарко, но в камине горел огонь. В кресле напротив сидел старик настолько древний, что лишь Небо могло понять, как его дух до сих пор держится в теле. В окне было хорошо видно, как ночное небо рассекли две падающие звезды.
Послышались шаги. В комнату вошли три человека. Впрочем, шум шагов принадлежал лишь одному из вошедших, другие ступали совершенно бесшумно.
Шумящим был мальчик лет десяти-двенадцати, не больше. Совсем ещё дитя.
Идущие рядом девушки могли оставить равнодушными только совсем молодых и очень старых.
Мальчик остановился в трёх шагах от кресла.
– Учитель, к вам посетители.
Одна из девушек, преодолев почтительное расстояние, преклонила колени и коснулась губами морщинистой ладони.
– Учитель, я вернулась.
Старик разлепил глаза.
– Циклонис… – он кашлянул, словно смазывая ржавое горло. – Сколько мы уже не виделись? Год? Два?
– Шестнадцать месяцев, учитель…
– Не называй меня так больше. Ты завершила обучение той зимой.
Циклонис положила крохотные пальчики на грубую кожу.
– Как прикажете, мастер. Я вернулась из пустыни, потому что мне нужен ваш совет…
Старик вскинул руку, разрывая тактильный контакт.
– Опять? Циклонис, сколько можно… Джеки, принеси мне воды!
Мальчика как ветром сдуло.
Циклонис резко распрямилась.
– Мастер, позвольте мне…
– Прекрати подлизываться, ты, дочь Фелестаров! Сейчас именно ты возглавляешь семью, храни свою гордость!
Девушки, опустив глаза, покачала головой.
– Мастер, вы путаете, мой отец…
– Придурок Фертли никогда не ходил сам! То сёстры, то жена, а вот теперь дочь! Ничего не меняется под Небом!
Голос подала вторая девушка:
– А тот пацан не торопится…
– Циклонис, заткни свою служанку, или я её заткну.
– Реви! Мастер, простите её, я дорожу ей как единственной подругой…
Услышав эти слова, Реви вытаращила глаза, и поспешно прикрыла рот ладошкой. Старик вынес вердикт.
– Вот плохо. Не путай дружбы и служение. Ты сюда пришла не отдыхать.
Циклонис вновь опустилась на колени.
– Мастер, и всё же, мне нужен ваш совет. – Девушка помолчала, но старик ничего не сказал. – Мастер, вот уже многие годы в южных провинциях говорят о необходимости канала…
– Забудь об этом.
Циклонис прижила ладошки к груди.
– Но мастер! Мой народ задыхается от жажды, нам нужна вода!
– Просто забудь.
Циклонис склонила голову.
– Когда я начала строительство канала, на меня наехали люди из Императорской Канцелярии. Они сказали примерно то же самое, что и вы сейчас. Я… я хочу понять, чем вызван этот отказ! Почему мой народ должен страдать…
Девушка умолкла на полуслове. Молчание висело в комнате, как коса смерти над стариком.
Вернулся Джек, поставил кувшин и вложил в руку старика плоскую чашу, после чего тихо сел в уголочке комнаты.
Огонь в камине едва тлел.
Реви подошла к Джеку, и присела рядом.
– Ты куда за водой бегал, в Хантбар?
Джек захихикал, спешно зажимая рот ладошкой.
– Нет, на кухню. Просто учитель хотел побыть наедине с гостями, вот я и ждал под дверью какое-то время.
Реви толкнула его локтем в бок.
– Ах ты, хитрец! А чего тогда не уходишь?
– Предлагаю уйти вместе, учитель не любит болтать при посторонних.
Реви перестала смотреть на уже почти погасший огонь в камине, и перевела взгляд на мальчика.
– Ты же понимаешь, что старик тебя слышит?
– А ещё я понимаю, что должен увести тебя из комнаты.
Не говоря больше ни слова, Реви поднялась и прошла в коридор. Джек двинул следом, плотно притворив за собой двери.
Циклонис подняла глаза.
– Мастер, они ушли…
– Мне плевать. Твоё обучение закончилось, я больше никогда не отругаю тебя за ошибку, не дам совета…
В камине окончательно потух огонь, испустив последнюю тонкую струйку дыма, и угли начали медленно остывать.
Циклонис закрыла глаза. Зажмурилась, дрожа всем телом и как-то комично тряся носом, один раз встряхнула плечами и шумно сглотнула.
– Мой народ… жаждет воды. Если какие-то шакалы выступят против – я разотру их в пыль пустыни. Но, пожалуйста, мастер, скажите мне, кого нужно убить, чтобы всем в этом мире дышалось легче?
– Убей себя.
– Мастер! – Циклонис закрыла голову. – Я… поняла.
По ещё щекам покатились крупны бусины слёз.
– Мастер, расскажите про Джека? Какой у него дар?
– Это шумный парень, но его судьба будет печальна. У него нет дара.
– Мастер?
– Я уже слишком стар, чтобы возиться с наделёнными магией учениками. Джек… последний лист моего дерева. Он… больше скрашивает мою старость, чем учится. А то, чему я его обучаю – лишено смысла. Он не станет воином или врачом, и вскоре подастся в ученики сапожнику или портному.
– Но мастер, неужели то, чему вы его учите, настолько бесполезно?!
– Он никогда не сумеет приставить эти сведения к делу. – Старик пару раз хлопнул ладонью о подлокотник. – Циклонис, я был рад тебя видеть, но если ты пришла реветь – можешь покинуть мой дом.
Не говоря больше ни слова, девушка покинула комнату.

Суббота, 21:15.

Джек вбивал колышек в землю перед крыльцом. К колышку крепилась табличка с надписью «продаётся».
Мальчик был одет в белую хлопковую рубашку, украшенную черным траурным орнаментом.
К крыльцу подъехали два всадника, умело тормозя коней слегка натягивая поводья и вдавливая шенкеля.
Вывалившись из седла, Циклонис подбежала к Джеку.
– Что с учителем?!
Мальчик положил молоток и распрямился.
– Его не стало. – Он утёр сопли и чуть громче продолжил. – В среду, вскоре после вашего отъезда…
Упав на колени, Циклонис зашлась в рыданиях, и мальчик принялся неумело гладить вьющиеся локоны, раскрашенные заходящим солнцем.
– Мне тоже его очень-очень не хватает. Послушай, давай зайдём в дом, попьём чаю… у меня остался имбирь. Знаешь, от тебя исходит приятный запах. Ты пахнешь миражом пустыни.
Циклонис, открыв глаза, попыталась сфокусировать взгляд на Джеке, ладошка которого уже прекратила двигаться и просто лежала на смоляной копне.
– Тебе не нужна эта рука?
– Если… тебе поднимет это настроение, то можешь отрубить мне одну руку или две. Ну, или три. – Мальчик улыбнулся. – Послушай, проведи эту ночь в доме учителя… поверь, тебе станет легче. Возможно в книгах, хранящихся здесь, ты найдёшь ответ на своей вопрос о канале слёз.
Циклонис сморкнулась.
– После моего ухода… учитель рассказывал тебе об этой проблеме?
– Нет, зачем, я узнал о канале слёз, когда разбирал провинцию Бэсте…
Циклонис поднялась на ноги.
– Разбирал? Что это означает? Чему учил тебя мастер?
– Всякой ерунде. – Джек покачал плечами. – Земли, злаки… Я могу по памяти нарисовать карту любой провинции. Отмечу рудники и поля, укажу воздушные и магические течения.
– У тебя же нет способностей к магии. – К ним подошла Реви. – Зачем тебе это знать?
Мальчик смерил её пристальным взглядом.
– Для девочки с такой уродливо-крупной грудью ты слишком много болтаешь.
В руке Реви появился нож. Одно короткое движение, и лезвие оказалось у шеи мальчика, царапнув его ухо.
Циклонис перехватила руку подруги.
– Я с ним не договорила!
Джек почесал голову.
– Ну, я мало что знаю… словом, так. После разгрома Ишанской ереси Дни Скорби начали искать приложение накопленным капиталам. И – сами начали продвигать идею канала вдоль Бэсте…
– Я знаю! – Циклонис, прокричав, окатила лицо мальчика слюной. – Ишанские выродки прикрываясь красивыми сказками о канале творили зло!
Джек протестующе поднял ладони.
– Дни Скорби творили зла не меньше, а в Ишанской ереси главным злом был именно канал слёз.
Циклонис резко поднялась.
– Наглая ложь! Канал утолит жажду моих людей!
Джек кивнул.
– В этом-то и проблема.
Реви помахала ножом.
– Ничего, что встреваю? Разве существование ордена не является тайной?
Джек вновь посмотрел на неё.
– В каждой провинции есть десяток-другой своих тайн.
– И ты их знаешь?
– Не все, но многие. – Мальчик опять повернулся к Циклонис. – Ты знаешь, откуда взялось название «канал слёз»? Это слёзы тех, кто мечтает о нём. Его нельзя строить.
Циклонис покусала губу.
– И почему же?
Когда они стояли рядом, прояснилась разница в росте: Циклонис была на целую голову выше, и Джек был вынужден запрокидывать голову, чтобы смотреть ей в глаза.
– Сейчас в пустыне проживает десять миллионов человек. Если канал в Бэсте будет построен, а после продлён на провинции Нэньхе и Ляодань, то через два поколения там будут жить уже двадцать миллионов. А потом начнётся осцилляция.
Реви потянула мальчика за ухо.
– Ты давай без умных слов.
– Захлопнись. Джек, продолжай.
Кинув косой взгляд на Реви, мальчик заговорил:
– И когда осцилляция закончится, в южных землях будет проживать уже пятьдесят миллионов, если не больше. Что сделает эта орда, когда дожди прекратятся, и им захочется кушать? Смекаешь? Серединные провинции будут растерзанны в новой войне, и в этом канале потекут не слёзы даже - кровь.
Реви кончиком ножа чистила грязь под ноготками.
– Не сходится. Осцилляция случится всё равно, с каналом или без.
– Но без канала Юг войдёт в эту эпоху имея десять, ну, пятнадцать миллионов. А не двадцать или тридцать. Тогда, удвоившись, южная орда помчится на север. И вопрос только – будет их на тот момент двадцать или пятьдесят. В первом варианте у Срединных провинций есть шанс.
Схватив мальчика за чёлку, Циклонис рывком развернула его голову лицом к себе.
– Тогда как! Как избежать этой войны! Как мне напоить мой народ!
Джек закрыл глаза.
– Осцилляция неизбежна. Небо послало Срединным провинциям это испытание, как шлёт загнившему лесу молнию. Громадный пожар убивает огромные участки территории, но после на ней поднимается молодая поросль. Это естественные процессы, их невозможно предотвратить. Это глас Неба.
Циклонис потянула сильнее, заставив мальчика вскрикнуть.
– Неужели ничего нельзя сделать!
– Ну, можно вырезать всё население южных провинций. Тогда к моменту осцилляции там вообще никого не будет.
Схватив мальчика за ворот рубахи, Циклонис встряхнула его.
– Я всего лишь хочу напоить свой народ!
Глаза Джека расширились, а в следующую секунду он улыбнулся.
– Прости, но это не сделает твой народ счастливым.
На секунду обнажив острые зубки, Циклонис уткнулась носом в нос Джека.
– Что сделает мой народ счастливым?
– Они будущие завоеватели империи, они должны пройти эпоху войн за воду, а после – войн за пастбища. Только после этого они создадут Железную Орду, которая единственная сможет пройти…
Циклонис, побледнев, выхватила свой нож и замахнулась.
Но этот замах был остановлен рукой Реви.
– Ты… чего?
– Знаешь, мне понравилась эта сказка про железную орду. Я аж захотела пуститься вскачь бок о бок с этими бесстрашными воинами. Я… – Реви на мгновение прикрыла глаза. – Я хочу такое будущее своему народу. Железная орда обнажённых мужчин, готовых рвать врага зубами.
Джек густо покраснел, и только впившаяся в его чёлку рука Циклонис помешала ему отвернуть голову.
- Девочки, послушайте, уже ночь, давайте зайдём дом и ляжем в тёплую кроватку. Я знаю много сказок…

Будет продолжено.

Отредактировано AscarD200 (2017-03-17 07:59:26)

0

56

Нестандартное решение

На базаре закрывались лавки, а воришки пересчитывали дневной улов.
В свои права, не скупясь на сдачу, вступала матушка Ночь.
По дороге, ведущей от ратуши к верфи, шёл молодой парень в зеленоватой, застиранной до безобразия одежде. По обеим сторонам дороги торчали густо натыканные скамейки.
На одной из лавочек ссутулясь сидела девочка, уронив лицо на руки и ощутимо вздрагивая всем телом.
Подойдя к ней, парень тихо, но грубовато сказал:
– Хватит хныкать, тебя дома ждут.
Убрав ладошки от лица и с лёгким хрустом стиснув кулачки, девочка разборчиво прошептала:
– Ты сейчас эту лавочку проглотишь!
Рухнув на колени и взяв крохотные ручонки в свои, парень столь же отчётливо повторил.
– Тебя ждут дома. Пошли, я тебя отведу. Где ты живёшь?
Секунду они мерялись взглядами, пока парень не опустил глаза.
– Прости, я погорячился. Расскажи хоть, что у тебя стряслось?
Чуть дёрнув подбородком, девочка выплюнула:
– Мне опять подняли планку.
Скривившись в усмешке, парень хмыкнул.
– Прости, это что вообще значит?
Девочка сразу обмякла.
– Ты магию вообще не знаешь?
– Магию? А разве ты маг? Ой… прости. – Парень сел рядом с ней. – Ну, маги… они все старые…
– Старики только в городе сидят, молодёжь странствует по свету.
Парень вновь посмотрел на её лицо.
– А, так тебя странствовать не отпустили? – Ответом ему послужил                                   очередной всхлип. – А что за планка?
Девочка сплюнула.
– Процент.
Парень почесал затылок.
– Прости, не понимаю.
– Эх… Ладно, слушай. Каждый маг при вступлении в гильдию обязан отдавать часть своей магической силы в казну гильдии. Вот у меня до вчерашнего дня было девяносто процентов, а сегодня мне говорят – «Плати 95%!».
Девочка стукнула себя кулачком по оголённой коленке.
– Скаты.
По ночному небу пролетел дождевик.
Парень развёл руками.
– Ну а что бы ты делала, будь у тебя все эти силы?
В первый раз за всё время разговора девочка повернула голову, чтобы посмотреть в лицо парня.
– Ты издеваешься?!
Парень подобрал с земли палочку.
– Вот смотри, – на земле появился кругляшок. – Вот ты. Твоя сила уходит в казну. – Над кругляшком возник квадратик. – А вот я. – Между кругляшком и квадратиком родился треугольник. – Если эти 95% будут брать с меня, то в абсолютных цифрах сумма будет значительно меньше, чем от твоей души. При этом процентов десять твоей силы, будут уходить мне, чтобы я не окочурился…
Девочка, слушая его речь, сперва улыбалась, а после стала и вовсе непристойно хихикать. Слово «окочурился» заставило её согнуться пополам.
– А-а! Ты! Шутник! Я чуть не сдохла! У меня один живот, и тот не тот.
– Что значит, не тот? – В ответ послышалось утробное стенание, и парень тут же добавил: – Пошли, поедим?
Девочка расслабила мышцы щёк.
– Шутник, ты мне напомнил Самаду.
– Это кто такой?
Ещё секунду назад смеявшееся личико покрылось сеточкой морщин.
– Один скат, которого я хочу положить на сковородку и жарить на медленном огне. – Улыбка вернулась на мордашку: – И с маслицем…
Парень потряс её за плечо:
– Ей! Для ребёнка это слишком жестокая шутка!
Девочка окатила его презрительным взглядом.
– А никто и не шутит. Если б ты его слышал… Впрочем, ты говоришь как он.
Парень кашлянул в кулак.
– Это он поднял тебе планку?
Девочка пару раз хлопнула глазами.
– Он со мной даже не здоровается.
– А. Ну, ясно. Но 95% это очень много, тебе хоть оставшегося на жизнь хватает? Ну, там, боли не чувствуешь?
Малышка вздёрнула носик.
– Я сильная!
– Понял. – Парень похлопал себя ладонями об колени. – Слушай, так ты вообще никаких заклинаний не можешь делать на оставшиеся 5% ?
– Если в будущем займу высокий пост, то смогу пользоваться активами из казны. – Девочка мечтательно закатила глаза. – И вот тогда…
Позывные животика заставили её замолкнуть.
– Слушай, если не хочешь домой, пошли хоть в таверну, поедим там. Если хочешь путешествовать, тебе нужно научиться вести себя в тавернах.
Девочка топнула ножкой.
– Нет. Я должна принять решение.
– Что за решение?
Вздохнув, крошка поднялась на ноги.
– Оставшиеся 5% это меньше, чем ничто. Я должна придумать, какую полезную работу смогу выполнять с этой силой.
– И как, есть идеи?
Резко развернувшись на носках, девочка уткнула крохотный пальчик в нос парню.
– Я стану тестировщиком!
Парень только развёл руками.
– Это очень хорошо. А что это?
Малышка обмякла всем телом, и плюхнулась обратно на скамейку.
– Новые заклинания проверяют в разных погодных и прочих условиях. Допустим, заклинания Воды могут резко усилиться во время дождя, тогда как Огненные чары в жаркую погоду опасны для создателя. И чтобы выровнять все потенциалы, нужно тестировать во всех режимах и нормах!
Парень нарочито-демонстративно хлопнул глазами.
– Ты ж убьёшься.
Девочка схватила его за воротник куртки:
– Лучше смерть, чем пять процентов! Я не смогу, я не проживу без магии, я буду жить и творить! Сперва тестить, потом и чертать! Я смогу! Я стану создавать собственные чары! Ты увидишь, весь мир увидит!
Поднявшись на ноги, парень прижал девочку к груди.
– Ты безумна, но мне это даже нравится. В конце концов, лучше умереть ради мечты, чем жить ради жратвы. Ты знаешь, стройка в Кантаре закончилась, так что завтра меня рассчитают…
Девочка запрокинула голову.
– Ты разве строитель?
– Замесник. В городе ближайшие два-три дня работы не будет, так что могу помочь тебе с твоими тестами. Если не возражаешь.
Отстранившись на полшага, девочка потупила взор.
– Мне… нечем тебе заплатить…
– О каких деньгах ты говоришь, когда я предлагаю тебе дружбу!
Она вновь отступила.
– Дружбу… но я ведь даже имени твоего не знаю!
Парень протянул её руку.
– Джек Шарц.
– Наото Тюрин.
Ладошки осторожно коснулись друг друга.

---

Солнце уже клонилось к закату, когда Джек и Наото подошли к массивному зданию гильдии.
Сложенное из грубых, едва обработанных камней, оно могло загореться только при намеренном поджоге и при условии, что зажигалкин прольёт семь потов.
– Мрачновато тут. – Сказал Джек, входя внутрь.
Арочная дверь больше напоминала проход в пещеру дракона.
Внутри оказалось непростительно светло: свет словно проходил камни насквозь, либо вовсе рождался на потолке или бил с облицовки и пола.
– Всё ещё мрачновато? – На губах Наото скользнула кислая улыбка.
– Всё ещё. – Кивнул Джек, порхая взглядом по интерьеру.
Столы. Десятка три в ряд, слышался многоголосый шёпот, прерываемый редкими проклятьями, да пахло лавандой.
За каждым стояла молодая девушка, и читала нараспев какое-то заклинание. Вдали маячила винтовая лестница на второй этаж.
Подойдя ближе к одному из столов, Джек увидел лежащие горкой ножи.
Девушка взяла нож из кучи, простёрла над ним руки и принялась читать заклинание.
Клинок окрасила алым, и две строчки рун потянулись по холодному металлу, словно невидимый резец порхал над сталью.
Закончив, девушка отложила нож в сторону, и тут её взгляд упал на лежащую поверх кучи железок бумажку.
Прочтя, девушка выдохнула:
– Кухонный…
Её взгляд перекочевал на уже зачарованный нож.
– А, ладно, и так сойдёт.
Взяв второй нож, девушка принялась читать совсем другое заклинание.
Наото, схватив Джека за рукав, потащила к лестнице.
Только когда они оказались на втором этаже, Джек прокричал:
– Что это за дрянь была! Она хоть понимает, что только что сделала?!
– Не кипятись, это мелочи. А вообще, чтецам остаётся только соболезновать. День за днём читать одно и то же заклинание…
Джек отвернулся, не став дослушивать.
Его глазам предстал длинный коридор, утыканный дверьми как ёжик иголками.
– Ну, а в этих комнатах что?
– А там уже творится настоящая магия.
Одна из дверей распахнулась.
В коридор выскочила девчушка лет двадцати, из одежды на которой было одно только мокрое полотенце.
Закрыв лицо руками, девчушка села на корточки и разрыдалась.
Джек вновь посмотрел на Наото.
– А это кто?
– Окрист. Наша знаменитость. Одна такая на всю гильдию…
– А в гильдии вообще есть мужчины?
Ответом ему послужил вышедший из дверей старикашка. Низкого роста, с изъеденной временем кожей.
Положив сморщенную ладонь на плечо девчушки, он тихо, но разборчиво сказал:
– У всех бывают провалы. Ты не идеальна. Даже ты.
Тут единственный глаз старика уставился на Джека.
Похлопав девчушку по плечу, старик направился к застывшей у лестницы парочке.
– Наото, где ты пропадала? И кто с тобой?
Перед тем, как ответить, Наото кашлянула в кулак.
– Учитель, я вчера вспылила. Моё поведение было недостойным и….
Старик молчал.
Опустив голову, девочка закончила уже чуть тише.
– Мне, правда, жаль.
Старик протяжно вздохнул.
– Если ты так хочешь силу, можешь покинуть гильдию и пользоваться всем, что у тебя есть.
Наото сцепила ладошки.
– Учитель, я согласна на любой процент. Я… лишь прошу дать мне работу!
– На первом этаже полно работы!
Наото рухнула на колени.
– Я там подохну!
– Все через это проходили.
– Я слишком хороша…
Джек положил ладонь на плечо девушки.
– Прошу меня простить, нас не представили друг другу. Меня зовут Джек Шарц. Я нашёл вчера эту девочку, и только сейчас сумел привести её обратно…
– Отправляйтесь в канцелярию, мистер Шарц, я распоряжусь, чтобы вам выдали тысячу рин.
Глаза Джека распахнулись, но он тут же вонзил ноготь указательного пальца в кожу на большом. Капелька боли помогла сосредоточиться.
– Господин, можно вопрос? Где ваши мужчины?
– Этой зимой шла кровавая война.
Подняв левую ладонь на уровень груди, Джек пошевелил указательным пальцем.
– Вы там потеряли левый глаз?
– Нет, глаз я потерял ещё в молодости. Ещё вопросы?
Джек склонился в поклоне.
– Простите, господин. Больше никаких.
Наото распрямилась и выпалила:
– Учитель, я могу работать тестировщиком! – И, видя нахмуренное лицо старика, добавила чуть тише: – Прошу, позвольте мне хоть одно заклинание!
Дальше произошло то, что заставило Джека покраснеть и отвести взгляд.
Рыдающая девчушка высморкалась в полотенце и подошла к ним.
– Да разреши ты ей. – Ладошка коснулась мозолистой ладони. – Она ведь ещё совсем ребёнок, пусть поиграет немного.
Старик закрыл глаз.
– Ты знаешь наши законы.
Услышав это, девчушка поджала губы.
– Я. Слышишь, я тебя прошу! Или моя просьба для тебя ничего не значит?
Приподняв веко, старик глянул в лицо девчушки.
– И мы закончим писать Глорию сегодня?
Тишину распороло стальное:
– Да.
Старик облизнул давно высохшие губы.
– Наото. Я не стану тебе запрещать. А дальше сама. Окрист, пошли.
Маги развернулись и потопали в свой кабинет.
Джек дождался, пока за ними захлопнется дверь.
– У меня сотня вопросов, но в первую очередь скажу так: поздравляю.
Повернув голову к Джеку, и чуть склонив её набок, Наото выплюнула:
– С чем? Мне же сказали: выплывай, как знаешь!
– О, поверь, главное – что тебе не станут мешать. Остальное как-нибудь образуется. Сперва отведи меня в вашу канцелярию.
Наото дёрнула плечами, словно икнув:
– Это ещё зачем?
– Ну как, забрать денежки! Я за месяц получаю тысячу!
– Ты… возьмёшь деньги за то, что просто привёл меня сюда?
– Да. Деньги – это всегда деньги.
– Самада.
Сказав это, девочка затопала к одной из дверей.
Солнце уже коснулось горизонта, когда Джек и Наото вернулись к лестнице на первый этаж.
Парень разглядывал золотую монету, на которой был изображён филин.
– А вся же, это здорово! Только пришёл, уже денежка! – И закинул филина в мешочек, где лежало ещё девять таких же. – Да сразу тысяча!
– Заткнись.
Наото стукнула кулачком по перилам, и почти что кубарем скатилась по лестнице. Джек, смеясь, поспешил следом.
– Да стой же ты! Куда так прёшься, как чужая?
Оказавшись на первом этаже, парень окинул взглядом столы.
Лишь за одним из них сейчас стояла девушка.
Молодая, полноватая, с жирной кожей. Платье фиолетового оттенка до колен гармонировало с синей остроконечной шляпой.
Джек подошёл к ней, хотя Наото явно дрейфовала в сторону двери.
– Привет, чем занимаешься?
Девушка, произнеся последние слова заклинания, обернулась к нему.
– Убейте меня.
Джек, дёрнувшись, икнул.
– Что с тобой, ты в порядке?
Девушка подняла руки. С кончиков пальцев спадали капельки крови.
– Убейте меня.
Подойдя вплотную, Джек обнял девушку.
– Всё будет хорошо. Всё обязательно будет хорошо, ты просто устала.
Взгляду Джека предстал набор ножей, на каждом из которых тянулись строчки рун.
На многих символы были или чуть меньше, или расплывчатее. У некоторых в строчках не хватало знаков.
– Тебе просто нужно отдохнуть.
Джек покрепче обнял девушку, и в этот самый момент свет погас, словно его никогда не было. Лишь узкая полоска свечения тянулась от лестницы до входа.
В темноте Джек попробовал коснуться ладошкой мясистого крупа, но никакой реакции не последовало.
Убрав руку, парень уже начал отстраняться, но тут услышал:
– Продолжай.
Отойдя на шаг, Джек спроси в темноту.
– Послушай, как твоё имя?
– Мейлин.
– А где ты живёшь?
– В общежитии.
Наото подошла к Джеку, и схватила его за рукав куртки.
– Эй, ты же мне взялся помогать!
– Ну да, но и что?
– Тебе что, вообще без разницы, кому помогать?
Джек раскинул руки, подняв ладони на уровень локтей:
– Я просто отведу её до общежития, и только! Наото, ты не единственный человек в этом мире!
Девочка топнула ножкой.
– Тебе не заплатят тысячу рин за то, что ты отведёшь её до общежития!
– Но в мире есть другие радости, кроме денег!
Наото отошла на шаг.
– А! Это какие ещё радости, ты о чём?
Джек пару раз моргнул.
– Крепкий чай, интересная беседа… да мало ли! – Сказав это, парень повернулся к Мейлин. – Послушай, а почему ты до сих пор здесь, все ваши уже разошлись?
– Я всегда работаю, пока свет не погасят.
– А какой у тебя процент?
– Планка семьдесят. Так-то я пользуюсь активами из казны.
– А ты разве занимаешь должность?
Мейлин потрясла головой.
– Нет, что ты! Все девочки на первом пользуются активами, это хоть и потери, но сигнал ровный.
Джек почесал голову.
– Прости, я ничего не понял.
Наото прокричала:
– Ты можешь задавать эти вопросы мне!
Повернувшись к ней, Джек положил ладонь на её голову.
– Послушай, тут разговаривают два человека, понимаешь? Не встревай в разговор без необходимости, и не перебивай. Это некрасиво. Просто, постой в сторонке и послушай, мы договорились?
Наото топнула ножкой, но ничего не сказала.
– Вот и хорошо. Мейлин, послушай. А у тебя есть мечта?
В темноте послышался слабый «Ох!».
– Мечта? Ну, я хочу работать на втором этаже…
– Нет, именно мечта!
Даже при тусклом свете было заметно, как девушка заливается краской.
– Я хочу писать заклинания. Как Окрист-себе.
– Я буквально полчаса назад видел эту вашу Окрист. Так и не понял, чем она занимается, но старик её мнение ценит.
Джек ещё не успел договорит, а Мейлин уже подала назад, тараня кормой стол, от чего ножи звякнули.
– Ты… назвал мастера…
– Ну, он же старенький уже! Значит, старик!
– Мастера…
Джек примирительно поднял руки.
– Я понял! Понял. – Он сделал полшага вперёд. – Но он не мой мастер. Я не состою в вашей гильдии. Меня и в моей на дух не переносят.
Слабо простонав, Мейлин спросила:
– А из какой ты гильдии?
– Я строитель. Делаю замесы скрепляющих растворов. – Джек замолчал и, видя что его собеседница не торопится продолжать разговор, закончил: – Послушай, дело не во мне. Я лишь хочу чем-то занять свободное время, пока в городе не предвидится крупных строек.
Парень оглянулся, нашарив в слабом свете силуэт Наото.
– Послушай, к тебе вопрос. – Он кашлянул. – Вот ты говоришь, что хочешь тестировать заклинания и…
Джек ещё успел сказать полслова, как вдруг Мейлин вздрогнула.
– Нет!
– Прости, что?
– Нет! Я против! Это очень опасно!
Джек положил ей руки на плечи.
– Я знаю, знаю. Дело не в этом. Ты когда-нибудь занималась тестированием?
Сумрак вспорол одинокий всхлип.
– Да. Я тогда… словом, был яркий солнечный день…
– Огненное заклинание?
– Ага. Совсем слабое, за два дня до этого в дождь вообще не зажглось, а тут…
Джек положил ладони на не по-женски широкие плечи.
– А где сейчас это заклинание?
– Формула? Я не стала её сдавать…
– А ты можешь…
– Нет!
Джек слегка потряс её за плечи.
– Ты просто нам немножко поможешь, и всё! Даже если мы пострадаем…
– Вы умрёте! – Мейлин хлопнула его ладошкам по груди. – Умрёте, умрёте, умрёте!
Джек притянул девушку к себе и обнял покрепче.
Наото стояла рядом, переминаясь с ноги на ногу, но долго слушать тишину, прерываемую лишь порывистым плачем, не смогла.
– Да не умрёт никто, прекрати реветь!
Джек, чуть обернувшись, приложил палец к губам. Впрочем, впотьмах это было плохо видно.
Мейлин отступила на шаг.
– Простите, я…
– Всё в порядке, ты просто выражала своё мнение.
Наото наступилась на толстушку:
– Да хватит скулить! – И, обернувшись к Джеку, чуть тише добавила: – Вот поэтому и не хочу работать на первом! Мейлин, конечно, первая, но остальные не сильно выше!
Джек приложил палец к пухленьким губкам малявки.
– Так, ладно. Мейлин, послушай. Есть два вариант: мы умрём или не умрём. Скажи, ты можешь утверждать, что второй вариант невозможен?
Прошло секунды три после того, как парень закончил задавать вопрос, когда Мейлин дёргано икнула.
– Отрицать… я не могу… я не могу!
Джек улыбнулся.
– Ну вот, а раз шансы на успех есть…
– …то быстро притащила нам формулу, и…
Джек слегка ткнул тыльной стороной ладони в плечо Наото, и та осеклась.
– Мейлин. Сейчас ты, без соплей, расскажешь нам, что и как надо сделать. По пунктам. Начинай.
Толстушка рвано кивнула.
– Хорошо. В первую очередь, вам нужна энергия. Сколько рин выделил мастер на тест?
Джек глянул на партнёршу.
– Эй, малявка, нам сколько рин дали?
Наото закрыла глаза.
– Малявка… я - малявка?
Поморщившись, Джек снова обратился к Мейлин.
– Прости, но старик только сказал, что не будет мешать.
Его собеседница всплеснула руками.
– Это… ну, я даже не знаю…
– А если украсть?
– Что?
– Ну, энергию! На стройке постоянно воруют инструменты да…
Мейлин приложила ладошку ко лбу Джека.
– Ты... словно в лихорадке бредишь. – Она сглотнула. – Украсть… как? В чём?
Джек хлопнул в ладоши.
– А в чём её обычно носят?
Мейлин простонала.
– Ну… в энергетическом шаре… но ты ведь не сможешь взять его руками!
– А в перчатке?
– Кожа плохо…
– Дерево?
– Ну, дерево сойдёт. Но…
– Ну вот! Примотаем к палке!
Мейлин, схватившись за сердце, рухнула на пол.

0


Вы здесь » Литературная Ныра » Диван Прозы » Законченные работы