litnyra

Литературная Ныра

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературная Ныра » Конкурсы » Замыкая круг - работы, обсуждение, голосование


Замыкая круг - работы, обсуждение, голосование

Сообщений 61 страница 90 из 179

Опрос

Как вы в целом оцениваете творческий итог конкурса?
Все работы отличные, глаза разбегаются!

30% - 3
Есть круть, есть шлак. Как и везде.

50% - 5
Всего пара достойных вещей, да и те...

20% - 2
Только моё и стоит читать!

0% - 0
Понаписали какой-то фигни! Да я и сам хорош(а)!

0% - 0
Голосов: 10

1

Вашему вниманию предлагается итоговый результат наших усилий.

Работы расположены в порядке, дающем возможность проследить трансформацию первоначальной темы.

Спойлер каждой работы - это её тема. В тех случаях, где название работы совпадало с темой - оно было удалено.

Уважаемые авторы! Проверьте правильность публикации ваших текстов! Если что не так - в личку!

Вам предлагается голосовать.

Правила голосования:
1. Голосовать может любой, независимо от участия. Для участников голосование обязательно. За свои работы голосовать нельзя.
2. Выбираем пять наиболее понравившихся работ. присваиваем им баллы: 5 - лучшей, 4 - второй... 1 - пятой.
При голосовании указываем баллы, не места! Обратите внимание: работы не пронумерованы. Указываем названия. Некоторые названия похожи, но одинаковых нет!
3. Баллы выкладываем здесь или шлём мне в личку. У кого нет лички - через дайри или по электронке.
4. Я наверняка запутаюсь в подсчёте, и тогда мне поможет уважаемая Тикки.

Уточняю, что срок голосования - неделя. Выкладка работ была 08.11.2016, соответственно, голосование завершится в 22:00 по Москве 15.11.2016.

Итак...

память

смотрящий вертикально вниз,
узорчатой играя кожей,
твой совершенный механизм
сломать себя, увы, не сможет,

он запускает буриме,
ждёт результатов терпеливо,
и обречён блуждать во тьме
(не слишком дивного, но) мира.

его повадка всё странней
(воспоминания так липки!) -
картины отступивших дней
не требуют оперативки.

но видишь - катится слеза,
и взгляд с оси невольно съехал,
забыв, что много дней назад
стучало сердце под доспехом.

Ненависть

Ненавистные люди приходят ко мне в понедельник.
Ждут, толпятся, ругаются, вещи в руках теребя.
Им плевать, что я дико устал и сегодня сочельник,
Им нет дела до Бога, и знают они лишь себя.

Ненавистные мысли терзают меня всю неделю:
Заплатить коммуналку, проценты отдать за кредит.
У жены день расписан, как будто у фотомодели,
Сын на гонках помешан, и снова его джип разбит.

Ненавистный рингтон известит о звонке преисподней:
- Как ты там? Не забыл? У тебя с новым боссом обед!
Не махнуть ли нам, брат, на рыбалку, как будешь свободней?
Все, пока, отключаюсь, жене посылаю букет.

Ненавистные дни сменят вновь ненавистные ночи,
И уже не заметен мне вечного времени бег.
Даже ангел-хранитель из белого станет порочным,
Если отпуск ему не дадут хоть неделю раз в век.

Гнев

Ярость в сердце моём! Негасимая, глупая ярость!
Гнев ревёт изнутри, заставляя меня позабыть:
«Я — не зверь...Человек…»  Но, утратив себя, я бросаюсь
И терзаю противника, в мыслях -  готовый убить!

Я плескаю в него целиком всем накопленным ядом!
Я не чувствую ног,  я не вижу реальность, а жаль...
Пелена застилает глаза, и с озлобленным взглядом
Выхожу на смертельную бойню, утратив мораль.

Сердце громко стучит. Я погиб... Но я жив... Номинально...
Я утратил контроль над собой, позабыв о грехах...
Зверь, сидевший во мне, — победил. А я даже не вспомню,
Как он совесть мою по кускам собирал впопыхах...

Зевс-громовержец

Расправа

Зевс-громовержец в моей голове
Седой, бородатый и очень суровый.
Он целится точно - между бровей,
А может в сердце метнуть молнию-слово.

Камни бросает могучей рукой
Вслепую, со злостью, направо-налево.
Зевсу не нужен обманный покой,
Нужно, чтобы гремело, ярко горело,

Чтобы крушилось, взрывалось, рвалось,
Испепелялось до самых нейтронов.
Чтобы живое ничто не спаслось,
Если беспечно кто-то коснулся трона,

Несправедливо и наперекор,
Нечестно, неправильно, лживо, бесстыдно.
Зевс мой - судья, адвокат, прокурор,
Он - оправдание и приговор,
Палач, не щадящий коварных, ехидных.

Только потом, осмотрев всё вокруг,
Ссутулится, будто бы многое понял,
Молнии выскользнут вяло из рук. И вдруг
Закроет глаза ладонью.

Гром и молния.

Краткий миг вспышки — и темнота,
Словно весь мир ослеп и оглох.
Я про себя начинаю считать
И успеваю — до трёх...
Дальше приходит гром.

Затишье перед бурей.

***
Штиль.
Природы голос нем.
Солнце палит, словно чёрт.
Наш корабль застыл совсем,
Ветер стих, и высох борт.
Нам наскучил вид кают,
Капитану — вид штурвала.
Там, куда мы держим путь -
Милый край, души причал.
Море нас сковало путами
И терзает нас минутами,
Ветер вторит тишиной,
Отдаляя край родной.
Боже, смилуйся над нами!
Мы — рабы твои, невежды.
Верим в чудо, но осталась
Нам на всех
Одна
Лишь только
Надежда...

вещий сон

Смотри на ладони свои, там явь
Рисует линии, судьбы пишет.
Пока кричишь, сам себя не слышишь.
Но тебя слышит другой твой я.

В пустой квартире темно и жутко,
Но здесь царит мрак иного рода.
Здесь страхи вырвутся на свободу,
Тебя заполнят без промежутков.

Здесь на осколки все разлетится,
Когда с цепей вдруг сорвется память.
Дашь слабину, вмиг взметнется пламя
И поглотит имена и лица.

Никто внутри тебя не спасется.
Конец истории скрыт рассветом.
Ты можешь думать, конечно, это
Все не с тобой. Другой я смеется.

В подполье утром уходят сны все.
С опаской смотришь в глаза себе же.
Двойник зеркальный улыбчив, нежен.
Ночь обретает вдруг новый смысл.

Утро приходит, ты остаешься
В объятьях сна, словно на изнанке.
Ты это видела, уже знала,
Что придет день, и ты не проснешься.

таблица Менделеева

"Химия - соль, остальное все - ноль"
(популярная поговорка, кочующая от физиков к химикам)

Наш учитель по химии очень любил мальчуганов,
а девчонок не очень, но это совсем не смущало,
лишь бы он не заметил наотмашь, как зло и коряво
гексагон хочет стать наконец-то бензольным кольцом.

Мы боялись его, насмехаясь, что вовсе не странно,
если ты постигаешь природы простое начало,
если ты постигаешь, как мыслить системно и здраво,
глядя Нернсту, Вант-Гоффу и Бутлерову в лицо.

Кто из нас, малолетних снобов, мог шутить без изъяна,
если каждый хотел бы увидеть во сне: 1) обезьяна,
изогнувшись змеей, ухватилась за собственный хвост,

2) водород с кислородом сливаются в воду со звуком,
3) электроны бегут друг за другом по стыку наук (и
эти спины бегущих - сто пик, заступивших на пост).

Наш учитель собрал этот класс из такого картона,
слились литературные реки с химическим стоном,
было много детей в том году, было мало законов,
кроме главного: химия - соль,

И подруга шутила, рожу сына, будет Ванадий,
это тот же обычнейший ваня и тот же геннадий,
вот насмешка лингвиста, которому помнить не надо,
истину: химия - соль.

Спи, сегодня ты вновь негерой, спи и пусть тебе снится
стройный ряд превращений, и пусть он зовется таблицей,
в ней ты сам, не любивший девчонок, и многие лица,
в ней есть химия знаний,
а химия - соль.

Серебро

Каждый любит смотреть на нее,
Но никто не окликнет по имени –
Красота безымянна.

Она часто сдается в наём
И легко вас из памяти выкинет,
Ночь пройдет  без изъяна.

Её тело надежно хранит
Боль раздавленных мыслей о правилах,
Не стыдится быть голым.

Взяв у правды полжизни  в кредит,
Улыбается и чистит набело
Свой серебряный доллар.

"Золото"

Помню из учебника биологии
историю о Золотом Мальчике.
Он был гвоздём какого-то там
карнавала,
возглавлял шествие,
выкрашенный золотой краской,
а потом,
забытый всеми,
умер от холода.

Учительница тогда привела эту историю
как иллюстрацию терморегулирующей функции кожи.
Но
для меня
она явилась
притчей с явной моралью,
лежащей на поверхности:

Не давай красить себя золотой краской!
Оставь кожу открытой для тепла,
для осязания.

молчание

я разговаривал с лесом
ворчанием палых листьев,
надломленным стоном хвороста,
всхлипом отведенной ветки
за которой солнечные нити
звенели струной над поляной,
тамтамы тепла побили
пятнами густую шерсть,
скрывавшую ритм крови,
скрипе натянутых жил,
чужую мелодию бега.
я влился в нее со свистом,
проламывая грудную клетку
вгрызаясь прямо в сердце,
чтобы стать главным дирижером.
и лес отвечал мне,
что я делаю ему больно,
нарушаю симфонию жизни
агоническим стоном страдания.
я поднял свою добычу
и тихо свистел перелеском
под тяжестью мертвого ассонанса,
касаясь пушистой и неподвижной,
оборванной песни,
и у меня не было звуков для леса
взамен.

золото

Лысый дедуля, на снулую рыбу похожий,
деньги считал, будто что-то в балансе итожа:

"Вот капитал, на который всю жизнь я ухлопал.
Эту блестяшку у пьяницы взял я за штопор.
Эту монету я взял у прохожего,
эту - за бычью кожу.
Это - за то, что во всём поселении
нет меня строже.
Деньги за репку,
за дедку,
за жучку и внучку
я, словно скрепкой, рукою сжимаю колючей".

Зачем тебе это золото,
хек плешивый?
Удар
      пролетарского
                           молота -
Спи в могиле!

Солнце

Брат-солнце

Плачьте, сестрицы, листьями шелестите
протяните ветви-ладони к могиле-реке
поскребите ими по глади воды
поглядите сквозь отражение
ваши слезы лежат на дне янтарем

Он был солнцем, ваш брат, был воздухом,
без него и дышать страдание
куда проще - окаменеть
онеметь, застыть, остаться
навек на берегах Эридана,
ногами-корнями срастись с землёй,
девичью кожу спрятать под грубой корой

И вам плевать
скольких убил он, мечтая о славе
плевать!
как горела земля под копытами диких коней,
и превращалась в пустыню
и испарялись озера
оставляя в песках остовы
обугленных кораблей
крики и стоны погибших под его колесницей
сестрицы
вы плачете по убийце

Но искрится, бежит река
ивы стоят по берегам, склонившись к воде
не убийца, шелестят, брат

Бабочка в янтаре

Мёртвая

Бабочка в янтаре.
Что может быть глупее.
Лишь Ленин в мавзолее
И фотки на ковре.

Кто дарит труп в смоле,
Скукоженное тельце?
Наверное, нет сердца
И в голове - желе.

Ни дымом сигарет,
Ни взглядом и ни вздохом
Не выдам. Я немного
Бабочка в янтаре.

Рубиновые очи

Темные воды древних ныне иссохшихся рек
Вскипают в ночи в снах ее злых и горячих.
Она просыпается с криком, несет горячечный бред
И плачет, придушенно плачет...

Плачет так горько, что выцветают глаза.
Режет болезненный свет трясущиеся ладони.
Свернуться калачиком и просто забыться нельзя.
Она должна вспомнить, все обязательно вспомнить.

Смыкаются воды, поглощая с дыханием страх.
Воздуха, воздуха...вдруг беспокойно завозится.
Можно спастись и просто дождаться утра.
Можно дожить до преклонного возраста?

Можно купить горсть таблеток, цветных и блестящих.
Можно забыть все, что было, не подходить к воде.
Лишь память бастует, расшатывая настоящее
И все возвращаясь к далекой-далекой беде.

Воды молчат настороженно и тревожно.
Скользкие камни ступни холодят немного.
День обращается ночью, щедро даря возможность
Поддаться порыву отчаянному, одинокому.

Терзает себя, заставляет отчаянно помнить
О полузабытой истории, старой картинке.
Маленький мальчик зовет ее, глупую, в полночь
Гулять у реки, и все растворяется в дымке.

Острые зубы, надо же, и не больно...
Только немного, совсем немного, самую малость.
Воды молчат, принимая ее как любовник
В свои объятья, утешающие то, что осталось.

Просыпается с криком, память пытаясь задраить.
Глаза напротив, сверкающие алым блеском...
Луны тонок серп, небо готово прорваться.
Ей слышится смех: звонкий, веселый, детский.

Осталось лишь русло,и то заросло за век.
Она бредет снова и снова, в ночи не найдя покоя.
Он говорит ей: "Ты больше не человек".
Она отвечает: "Так кто я?"

король-чародей

Тропинка сбегала по холму,
Туда, к перекрёстку, где
Встречались два архетипа.
Выбора, в сущности,
Не было.
Спина ощущала кушетку,
Затылок - внимательный взгляд,
Но это было пустое.
Взгляд ничем не помогал.
Поправь локус - советовала популярная секта.
Поправь локус, или тебя скормят полуросликам.
Но это было так сладко -
То, чему голос придумывал неверные названия.
Он говорил - слияние, о том, что было
Верностью.
Он говорил - слабость, о том, что было
Силой твоего повиновения.
Он называл твою волю
Безволием
И требовал выбора.
Но выбора не было.
Голос затих, и ты пошёл по тропинке
Вниз.

"в потоке света призрачный доспех"

...был рыцарь Пфальц; стеклянный идиот,
не помню, почему мы звали Пфальцем
его блестящий петушиный шлем,
его блестящий гербовый нагрудник.
он был для нас запретен, словно плод
познания для Евы. даже пальцем
коснуться Пфальца было нам нельзя.
тотчас влетала бабушка, грозя
небесной карой, тонкою рукой
сурово, как архангел, потрясая.

он чем-то был ей дорог; со своей
стеклянной петушиной головой,
с зелёною дубовою подставкой.
его любила бабушка как есть,
а нас как есть, напротив, не любила.

как я узнал через пятнадцать лет,
откуда взялся Пфальц: его привёз
за пазухой солдатской гимнастёрки
наш общий дед. разграбленный Берлин
мне представлялся новогодней ёлкой,
лишённой мишуры. в конце концов,
он мог найти ей швейную машинку;
он мог найти ей шёлк-шамтунг на платье;
а вот — привёз стеклянного болвана,
и как она не выгнала его
в тот зимний день, весёлого, живого?

пять лет назад в такой же зимний день
она ушла и забрала с собой
зелёную дубовую подставку.
несла, несла, а вот — не донесла.
жила, жила, и больше не вернётся.
я сам теперь бы плакал над тобой,
немецкий рыцарь, груда разноцветных
осколков,
плакал, плакал так же горько.

"Призрак в доспехах"

Как призрак из былых времён,
Сияя золотым доспехом,
Под стягом боевых знамён,
Под звук фанфар ревущих эхом
Лечу серебряной стрелой,
Пространство бытия пронзая,
Никем придуманный герой –
Навечно юный житель рая.
Любимый сын Творца небес,
Возлюбленный девиц невинных,
Любитель сказочных чудес
И песен, пафосных и длинных.
За мной гроза и ураган,
А под ногами пыль клубится,
В дали синеет океан,
Над головою кружит птица.
И нет начала и конца
В моём блистательном походе,
Мне в кайф и с чистого листа -
А там оденусь по погоде.

"не верь всему, что говорят: здесь, под доспехом, - бьётся сердце"

В Земле Господней как-то раз
Нас окружили сарацины
И нагло принялись, глумясь,
Сквернить христьянские святыни
Но видит Бог — поход наш свят!
Мы разгромили иноверцев.
Не верь всему, что говорят:
Здесь, под доспехом, — бьётся сердце.

Глубокой ночью в их село,
Где люди тихо-мирно спали,
Всё наше войско проползло.
Мы даже свет не зажигали
И убивали всех подряд.
И некуда им было деться.
Не верь всему, что говорят:
Здесь, под доспехом, — бьётся сердце.

Мы жён прогнали из домов
И, поудобнее поставив,
Мы подарили им любовь,
Как рыцари, как христиане.
Их очи страстно так горят!
Их губы — в рай святые дверцы!
Не верь всему, что говорят:
Здесь, под доспехом, — бьётся сердце.

Мы на Востоке обрели
Богатство, женщин и святыни...
Увы, немногие прошли
Пути обратного пустыни.
Домой вернулся только я...
Ну, и соратников наследство.
Не верь всему, что говорят:
Здесь, под доспехом, — бьётся сердце.

Отредактировано aequans (2016-11-12 09:41:50)

+2

61

про два последних доспеха напишу обязательно, даже если и после голосования

0

62

Это тяжело потому что.

Золото - 5
В потоке света - 4
Вещий сон - 3
"Золото" - 2
Гром и молния - 1

И Рубиновые очи.

0

63

Мой топ-5: :-)
5-Не верь, всему, что говорят... и так далее :-)
4-Призрак в доспехах
3-Рубиновые очи
2-Таблица Менделеева
1-В потоке света...

Отредактировано Нюрочка (2016-11-14 14:35:52)

0

64

Нюрочка, а баллы прописать?
извиняюсь за крючкотворство

0

65

aequans, проставила :-)

0

66

Память

Вот это всё — мой поток сознания, ок? В конце концов, дурак недослышит — сам придумает я модер иммерсионистичного форума, не улавливаю смысла — придумаю новый.
Первые две строки родили ассоциацию: у Конан Дойля в Затерянном мире был такой кинематографичный момент — на отвесном краю неприступного плато вьётся удав, а профессор Челленджер задирает голову профессору Саммерли и орёт — убедились, что на плато есть жизнь, вы, никчёмный тупица?
Есть такой уж — узорчатый полоз.
Где уж — там Змий.
Где Змий — там, безусловно, представление о его сожалении о тех временах, когда он был в команде и не пытался действовать через голову патрона.
Из-под этого слоя торчит второй — змей кусает себя за хвост.
Из-под второго — третий, метафорой которого являются предыдущие два.
Писал Эк.
Выпить бы когда с тобой, Эк, на трезвую голову слишком много иммерсионизма. Хотя в стих сколько иммерсионизма не вложи, всё равно бежать придётся.
Клёвый стих. Мур.

Ненависть

Получилась не ненависть, а такая — депрессия с кризисом среднего возраста. Ну и да — крылья сложили палатки их кончен полёт. Или вот ещё — зелёный поезд виляет задом а я с моста на него плюю.
При этом очень атмосферно и настроенчески, во многом благодаря ритмовой отсылке к авторской песне. Все эти джипы-фотомодели только мешают.
Автор, пеши есчо. Но не надо юмора — тебе лучше даются философские выводы и настроение. Не мешай их с камеди-клабом в одной чашке Петри. Мур. (У вас есть тема в Ныре?)

Гнев

Нахер  многоточия! Нахер-нахер-нахер!
Очень экспрессивно, много энергии... Многоточия... Они только всё портят... Уберите их...
На самом деле хочется похвалить энергию, гнев как настроение передан отлично. Рефлексия после гнева тоже. Мур)

Зевс-громовержец / Расправа

Как похоже понята тема с автором, писавшим на тему Гнев (это ведь вы ему тему дали, да?). Оба автора используют метафоры для описания собственной вспышки гнева и отходняка после неё. Вот у Гомера не так: Гнев богиня воспой Ахиллеса Пелеева сына — и понеслось. Ахиллес гневается, что не дали Брисеиду, потом ооооо пипец он в ярости, что убили Патрокла, так и не успокоился, пока не получил компенсацию и не убил кучу людей, и никакого раскаяния потом. А современные авторы, начав писать о гневе, обязательно упомянут, что не по-людски это, давайте жить дружно и не обижать никого.

когда кончаются патроны
становишься чуть чуть добрей
чуть чуть спокойней и немного
терпимей к людям на земле

Вообще мне понравилось. Мур.

Гром и молния

Последняя строчка клёвая. Первые две не очень.
В таком маленьком стихе не хватило игры с контекстом читателя. Не то чтобы её там совсем нет («я начинаю считать»), но маловато. И всё равно интересный эксперимент.

Затишье перед бурей

Простите, я изо всех сил искала, за что зацепиться. Но не тронуло((((( И даже придумать не смогла, что бы там найти. Эмоции страха, скуки, надежды не ощутила. Интеллектуальной игры тоже. Ну, нет, слишком, слишком сырое. Имхо.

+2

67

Эмили, оценок бы. А так- классный разбор.

0

68

иииии, закончу.

1) доспех первый.
доспех этот кажется мне несколько эклектичным (из-за построения четверостиший) и в нем форма запоминается больше, чем содержание. форма очень простая, легкая, ударная. обилие сравнений. похоже на все и сразу.

Как призрак из былых времён,
Сияя золотым доспехом,
Под стягом боевых знамён,
Под звук фанфар ревущих эхом
Лечу серебряной стрелой,
Пространство бытия пронзая

немного помаячило что-то со стороны Гумилева. романтизм и капелька философии.

Навечно юный житель рая.
Любимый сын Творца небес,
Возлюбленный девиц невинных,
Любитель сказочных чудес
И песен, пафосных и длинных.

а тут повеяло Пушкиным, даже "Онегиным", но нет, не из-за строфы, боже мой, из-за синтаксиса.

За мной гроза и ураган,
А под ногами пыль клубится,
В дали синеет океан,
Над головою кружит птица.
И нет начала и конца
В моём блистательном походе,

тут можно снова вернуться к серебряному веку.
и Николаю Степанычу, и к юной Марине Ивановне.

и только финал заставляет вспомнить, что был еще Саша Черный с его иронией.
очень добротно, но кажется стилизацией.
мне кажется, это про персонажа и автора два-в-одном. сам себя пишу с листа, воплощаю в герое, погружаюсь в мир. а там и детали присовокупятся - в них герой и оденется. в слова.

0

69

aequans написал(а):

Эмили, оценок бы. А так- классный разбор.

Я не закончила ещё.

0

70

Эмили, как скажешь.

интрига)

Отредактировано aequans (2016-11-14 23:59:02)

0

71

2)доспех второй, заключительный

тут текст, для удобства

В Земле Господней как-то раз
    Нас окружили сарацины
    И нагло принялись, глумясь,
    Сквернить христьянские святыни
    Но видит Бог — поход наш свят!
    Мы разгромили иноверцев.
    Не верь всему, что говорят:
    Здесь, под доспехом, — бьётся сердце.

    Глубокой ночью в их село,
    Где люди тихо-мирно спали,
    Всё наше войско проползло.
    Мы даже свет не зажигали
    И убивали всех подряд.
    И некуда им было деться.
    Не верь всему, что говорят:
    Здесь, под доспехом, — бьётся сердце.

    Мы жён прогнали из домов
    И, поудобнее поставив,
    Мы подарили им любовь,
    Как рыцари, как христиане.
    Их очи страстно так горят!
    Их губы — в рай святые дверцы!
    Не верь всему, что говорят:
    Здесь, под доспехом, — бьётся сердце.

    Мы на Востоке обрели
    Богатство, женщин и святыни...
    Увы, немногие прошли
    Пути обратного пустыни.
    Домой вернулся только я...
    Ну, и соратников наследство.
    Не верь всему, что говорят:
    Здесь, под доспехом, — бьётся сердце.

итак, это песня. в ней все как полагается: куплеты и припев. ну, или строфа и рефрен, кому как больше нравится, если терминология меня не подвела, а я - ее.
разумеется, песней(балладой?) текст кажется не только из-за структуры, но и из-за содержания, а содержит она законченную историю, даже с кульминацией и развязкой.

лирическое отступление

легко представляется, как ее можно спеть в кругу любителей исторической реконструкции, у костерка, среди реквизита, самодельного алкоголя и под гитару. из такого рода посиделок выросло одно из современных направлений, разновидностей авторской песни после 90-х и 2000-х.

поскольку это песня и состоит она из повторяющихся элементов, то автор становится заложником выбранной формы, а значит, не может дать себе поблажки и вынужден уместить содержание в те рамки, что себе задал.
следы этого мы наблюдаем в тех местах, где встречаются непривычные, старые, урезанные формы слов:
- христЬянские святыни - нужно было слог выкинуть,
- И убивали всех подряд.
    И некуда им было деться. - а тут слог нужно было вставить.
- немногие прошли Пути обратного пустыни. - (емнип, прошли кого?/что? - ПУТЬ обратный пустыни, а не кого?/чего? ПУТИ обратного пустыни) - здесь тоже все для поддержания количества слогов.

такие подпорки в тексте сморщивают эффект от повествования и посыла.
с посылом можно поступить по-разному.
текст содержит насмешку и усмешку над пафосом фанатизма, над романтизацией рыцарства, над оправданиями христианских (и шире - любых миссионерских, религиозных и прочих исправительных походов, священных войн).
она легко считывается и понятна всем.
психологически это тоже выгодный ход, потому что достоверный: в преступную психологию заложен поиск оправдания, а герои повествования - преступники. в латах, под стягами, с благословением папы римского и т.д.
образ можно читать как узкий(буквально) и как широкий, но я об этом уже говорила.
особую иронию можно найти в конце, где остался только один.
отсюда разночтение рефрена:
- он остался один и пытается искупить грехи, исповедуясь, но не находя своей вины в том, что было,
- он предается воспоминаниям о том, как ему досталось все, что награбили другие, и тут чувство вины под вопросом, как и то, для чего там под доспехом бьется сердце.
может быть, герой считает, что он на редкость сердечный человек, всю жизнь проживший праведно, как надо, - не верь, что говорят, что я убийца, тут, вот, сердце между прочим.
а может и нет.
смотря, как спеть.

0

72

вещий сон

Оч.милый такой поток сознания, я такое люблю — романтика, зеркало, доппельгангер, экзистенциальные страхи. Не знаю, что тут можно добавить. Форма хорошо выдержана, тема не новая, и автор её не раскрыл по-новому, но, чёрт побери, читать приятно. Мур.

таблица Менделеева

Ужасно познавательное стихотворение, но даже не в этом дело. Игры слов много (а сколько я не заметила и не поняла!), но снова дело не в том.
Моя учительница заставляла говорить «бензойное кольцо».
Я сбиваюсь.
Мне ужасно нравится это стихотворение. Я почти уверена, что Талестра — с тем же чувством мне нравятся другие её стихи.
Словом, ничего толкового я не скажу. В топ точно войдёт.

Серебро

Опять пойду по своим ассоциациям. На этот раз начну с О.Генри.

— Вы художник, — сказал я. — Неужели вы до сих пор не поняли, почему Мэгги Браун так сильно полюбила мисс Бэйтс, то есть бывшую мисс Бэйтс? Позвольте, я вам покажу.
На новобрачной было простое белое платье, падавшее красивыми складками, наподобие одежды древних греков. Я сорвал несколько листьев с гирлянды, украшавшей маленькую гостиную, сделал из них венок и, возложив его на блестящие каштановые косы урожденной Бэйтс, заставил ее повернуться в профиль к мужу.
— Клянусь честью! — воскликнул он — Ведь Ида вылитая женская головка на серебряном долларе!

Ой-ой-ой, скажите, что я всё придумала, и стих вообще не продажную Свободу? Или это вообще политота?
Словом, мне понравилось уже тем, что волну ассоциаций вызвало просто обвальную. Стих-загадка. Скажите уже, про что на самом деле!

"Золото"

Опять познавательное стихотворение. Но слишком досказанное. Оставьте читателю что-нибудь на додумать, автор! Мур. :-)

молчание

Ой, клёвое. Такое — слушала бы и слушала, и даже неважно, про что, вы говорите, говорите. В топ.

золото

Очень такое. Прямо такое. Сильное, отточенное стихотворение, в котором даже шероховатости как будто намеренные (наверняка намеренные). Все слова на месте. Стихотворение получилось в духе современной скульптуры. Можно посмотреть, повертеть, поставить с ног на ногу — смысл изменится, но сохранится.

Солнце

Оооооо, просто прекрасное. Читаешь и перечитываешь. Мур.

Бабочка в янтаре / Мёртвая

Хорошее. Но фотки на ковре не глупые! Когда поеду домой, обязательно сфоткаюсь на ковре)

Рубиновые очи

Может, ошибаюсь, но похоже на балладу. В духе Жуковского. Светлана или что-то вроде)))) Нечисть и вина, справедливый мир. Эх. Очень проникновенно.

король-чародей

Ой, мне понравилось. Такая тоже клёвая тема — с психоаналитиком и отработкой гештальтов. Но похоже, что-то пошло не так. Отличный стих, автор, точно в топ.

"в потоке света призрачный доспех"

Аааааа, самое любимое. Наравне с Химией. Даже каментить не знаю как. Наверняка рокатански.

"Призрак в доспехах"

О, да. Я потом автора попрошу растолковать, а пока — ужасно клёвое, просто настроением. Как мультик про Хи-мена посмотрела.

"не верь всему, что говорят: здесь, под доспехом, - бьётся сердце"

Зло осталось безнаказанным. Стихотворение плодит во мне агрессию и фрустрацию. Оно клёвое, но, автор (Эк), как так то? *бельчит*

+1

73

5 балла - Таблица Менделеева
4 балла - "в потоке света призрачный доспех"
3 балла - Солнце
2 балла - Память
1 балл - молчание

Я дико извиняюсь, но первое место у меня они поделили. Если так точно нельзя, я брошу монетку. Не разорваться.

0

74

Эмили, извини. Вынужден просить тебя бросить монетку.
Мне первое место тоже очень сложно далось. Думаю, и не только мне.

Отличный обзор, спасибо.

0

75

Талестра, как я понял, там прошли (что?) пустыни. Пустыни (чего?) обратного пути. И ВП есть, и РП.

0

76

Visioner написал(а):

И ВП есть, и РП.

валовая продукция/реализованная продукция?

0

77

Первое Химия тогда. Правда монетку бросила.

0

78

Visioner,
а, окей, вы правы. претензия снимается.

0

79

aequans, да

0

80

Эмили, безнольное))))))
возможно, моя учительница тоже говорила "бензойное кольцо". я, видимо, говорила правильно и потому не запомнила. внимание не акцентировалось.
в институте мы говорили "бензольное" и нас не поправляли. может, Тедди-Ло подтянется и что-нибудь вспомнит по этому поводу.

можно еще говорить "ароматическое ядро". козырнуть)))

0

81

Да я не в плане критики. Просто сказать было нечего, вот я и излила поток сознания))

0

82

Ticky тут обратила внимание, что я пропустила "Молчание".
извольте.
не знаю названия для формы.
Визионер говорит, это тактовик. я склонна ему верить. определенный ритм в тексте присутствует.
по содержанию: идет противопоставление образов живого и мертвого. звук связывается с образом живого, цельного организма леса и мира, а отсутствие звука - со смертью, которая ни что иное, как дырка от слова, вынутого из общей суммы звуков.
повествователь - это то ли индеец, связывающий убийство живого существа с обрядом, то ли наш современник, которого настигло ощущение, что он должен обряд провести - вместо вынутого слова вложить другое, произнести нужное. но у него этого слова нет и после смерти получается только  молчание пустоты.
я не могу назвать текст ни плохим, ни хорошим.
вступление, описывающее полифонию жизни, кмк, несколько затянуто, много однородных перечислений, в одной строке предлог пропущен( в(?) скрипе натянутых жил), кульминация, где повествователь ассоциирует себя со стрелой, это все еще вступление.
все обилие слов ведет к неутешительной развязке - к молчанию. которое в заголовке, обозначает тематику и проблематику.
я ж говорю, конкурс под эгидой концептуальности.

0

83

По техническим причинам деанон и подведение итогов откладываются примерно на сутки.

0

84

Э, ты чо. Столько ожиданий.

Надеюсь, у тебя всё в порядке?

0

85

Эмили, у меня всё норм.

Зато ещё целые сутки - мало ли, кто ещё хотел проголосить.

0

86

Таблица менделеева - 5,
молчание - 4,
в потоке - 3,
бабочка -2,
золото - 1.

+1

87

Оценки приняты, оценок больше нет.

Деанон и мой субъектив, не обессудьте. Пока готовится подсчёт.

0

88

Давай уже!)))))

0

89

aequans написал(а):

Работы расположены в порядке, дающем возможность проследить трансформацию первоначальной темы.

Все всё поняли совершенно правильно: порядок не обязан быть прямым. Он был обратный - от последней работе к первой. Камментить же буду хронологически. С одной оговоркой.

Как многие заметили, первая и последняя работа имеют между собой много общего. Объясняется это просто: наш конкурс - круг. Круг людей, взявшихся за руки. Но как последнему взять за руку первого?

Очень просто. Тема первого текста была отправлена мной в прошлое, с нарушением принципа причинности. Конечно, я на тот момент ещё не знал, какой будет крайняя тема. Но мне этого и не нужно было - ведь как автор последней работы я не должен давать следующую тему. Текст "память" - сам по себе достаточное основание для того, чтобы переход темы от "не верь всему..." был обоснованным.

aequans написал(а):

"не верь всему, что говорят: здесь, под доспехом, - бьётся сердце"

Даже ещё до того, как Талестра сказала про "музыкальное сопровождение к советским фильмам, спектаклям" текст ассоциировался у меня исключительно с замечательной "Когда воротимся мы в портленд". А уж когда это было озвучено - сродство поэтик стало жечься. На мой взгляд, куда круче, чем "Ария" с "Затишьем". Ну да это дело вкуса.

Визионер, сердечная тебе благодарность, что стал первым испытуемым. Хотя остаюсь при своём мнении - будь текст во всём прочем таким же, но не анти- а проклерикальным - не видать бы ему такого успеха.

Но тут ещё роляет - кто именно автор. Да, не знай я этого - не догадался бы ни в жисть. Ты настоящий хамелеон)

Автор: Визионер.

aequans написал(а):

память


Честно говоря, сюжет казался мне чрезмерно простеньким, и я удивлён, что он вызвал вопросы. Андроид, бывший когда-то человеком, ищущий обрывки смысла в глуши постапокалиптики - это я, конечно. "Ты запускаешь буриме" - совершенно отчётливая отсылка к нашему конкурсу как таковому. Почему бы и не так? Вы уже поняли, что принципу причинности здесь и сейчас дали прикурить конкретно.
Писалось без особой претензии, одним умом, для закрытия смысловой лакуны. Кто голосовал - спасибо сердечное.

Автор: Экванс.

Отредактировано aequans (2016-11-17 07:53:56)

+1

90

Офигеть. Визионер?! Просто невероятно.

0


Вы здесь » Литературная Ныра » Конкурсы » Замыкая круг - работы, обсуждение, голосование